INOMARKALK ru
» » Фото капитанов третьего ранга

Фото капитанов третьего ранга

Рубрика : Финансы

Гроб заволокли, куда показали. Не успели тронуться с места, как появился бригадир. Капитану нельзя было волноваться. Пальцы его наконец достали документы. Не забудь его прихватить. Знаю я вас, был уже один такой прохвост, намаялись.

Достался еще один четвертной. Все-таки есть хорошие люди, есть; сейчас он на тебя наорал, набрызгал, а сейчас он уже хороший человек и ты его полюбил, испив до дна радость прощенья.

Было такое, бесплатно дарю, - бригадир хохотнул.



третьего ранга капитанов фото


Капитан выбегал на каждой станции. Многим мы ей обязаны, дороге. Ты едешь, и едут мимо тебя: О чем только люди не говорят, чем только они не живут; а ты как с другой планеты, будто и не жил никогда Через двое суток ему стало казаться, что он давно уже живет в вагоне, что он родился здесь, среди плача детского, мято лежащих тел, бесконечных закусываний, чая и торчащих в проходе ног.

Он отдался безразличию и теперь почти все время сидел у окна смотрящим вперед. А навстречу ему неслась Россия Не будем ее описывать, а то все увеличится втрое. А может, и не люди, а отдельные граждане, но все равно - хорошо.

Сколько бы дел не было сделано, вот так, с лету, в один присест, если б они не пили; и наш капитан никогда бы не попал вовремя с оцинкованным Ивановым с вокзала на вокзал. А если б они не пили, то стоило бы, наверное, для пользы дела, ее им привить - привычку пить.

А вот и станция Малые Махаловки, похожая на тысячи наших пустынных беленьких станций. Не прошло и пяти суток. Поезд встречали двое - тетка и бородач. Капитан каким-то внутренним чутьем почувствовал тетку Марию и конец своего путешествия и наполнился, в который раз за дорогу, счастьем, подпрыгивающим ликованием.

Он чуть не добавил: Ему опять стало хорошо. Это "хорошо" накатывало на него волнами, и сейчас он был просто рад за себя, за Иванова, за окружающую среду, опять за себя, за тетку Марию, как будто привез ей не гроб, а кусок золота. И вообще, чем дальше от флота, тем больше он испытывал за него гордость; гордость за нашу боеготовность, ощущал прочные узы родства Дитя флота мгновенно приехало на землю.

Капитана прошиб крупный пот, все вокруг промокло и стало гнусным. Бородатый с ходу понял, в чем затор. Я его, мерзавца, вот с такого возраста, - он отмерил сантиметров двадцать , - знаю. К нему сразу вернулась ушедшая было куча здоровья. Мишку не узнать, а? Вам, значить, туда, а нам отсюда, так, что ли? Рука у деда была деревянная, и капитан понял - точно, не пустят. А мы тебе справку заделаем Действительно, все было готово.

С Ивановым разделались в момент. Никто так и не вспомнил, был ли он черным или, может, сразу лысым. Праздничный стол раздался в осеннем великолепии.

Это был какой-то ведерный край: За столом сидели старики и старушки, празднично убранные. На стариках так горели ордена и медали, что стояло сплошное сияние. У одного векового деда, с серебряной в пояс бородой, кроме всего прочего было еще четыре Георгиевских креста. Через двадцать минут за столом все были свои. Старики с интересом рассматривали Мишкины медали за десять и пятнадцать лет безупречной службы. Они передавали их друг другу, и каждый обязательно переворачивал и читал вслух. Нам такие не давали.

Они теперь вон какие. Молодца, Мишка, молодца, не посрамил, дааа Вскоре капитан решил, что ему нужно что-то сказать, а то через пару минут, он так прикинул, сказать он уже ничего не сможет, через пару минут он уже сможет только закивать это дело.

Он встал и сначала бессвязно, а потом все лучше и лучше начал говорить про флот, про море, про Мишку, которого совсем не знал, и чем больше он говорил, тем больше ему казалось, что он говорит не про Мишку, а про себя, про свою жизнь, про службу, про флотское братство, которое, гори оно ясным пламенем, все равно не сгорит, про Родину, про тех, кто ее сейчас защищает и, в случае чего, не пожалеет жизни, про священные рубежи Пусть у них все будет хорошо, - голос капитана звенел в наступившей тишине, - пусть они не горят, не тонут; пусть им всегда хватает воздуха; пусть они всегда всплывают; пусть их ждут на берегу дети, любят жены, их нельзя не любить, товарищи, их нельзя не любить!

У него вдруг перехватило горло, он запнулся, махнул рукой; все задвигались, а какая-то тетка, как и другие, наполовину не понявшая, но видевшая, что человек мается, схватилась ладонью за щеку и забормотала: С капитаном все хотели поцеловаться.



ранга фото капитанов третьего


Особенно не удавалось вековому деду. Громадный Гришка, лет шестидесяти, смутился и пропустил старика. Потом пели морские песни: Вскоре его отнесли на воздух, надели шапку и усадили на лавочке. Он сидел и плакал. Слезы текли по не бритому еще с вагона лицу, собирались на подбородке и капали в жадный песок. Он говорил что-то и грозил в темноту - видно, что-то привиделось или вспомнилось, что-то свое, известное ему одному. Горе сменилось, теперь он хрипло смеялся, мотал худой головой и бил себя по колену; потом повторил раз двадцать: Его подобрали и отнесли в дом, чтоб не застудился.

Капитана отпустили через неделю. Он всучил-таки тетке Марии оставшиеся деньги, прибавив от себя. Тетка смущалась, махала руками, говорила, что не возьмет, что бог ее за это накажет. Его долго вспоминали, желали ему через бога здоровья, счастья в личной жизни и много детей.

А вскоре после этого случая в дом к тетке Марии ворвался кто-то в огромной, черной шинели, схватил ее и затискал. У тетки остановилось дыхание, она узнала Мишку, курносого, черноволосого, как в детстве Она вяло отпихнулась от него, села на случившийся табурет и замерла.

Она не слышала, что Мишка орал. Лицо ее как-то заострилось, она впервые почувствовала, как бьется ее сердце - бисерной ниточкой. Губы ее разжались, она вздохнула: Мишка, которому рассказали, что он вроде бы помер, напился и пел в углу; остальные пели "Варяга", "Славное море - священный Байкал" и "Северный флот не подведет". Но прежде всего, я думаю, - умение петь в любое время и в любом месте.

К примеру, двадцать четыре экипажа наших подводных лодок могут в мирное время, в полном уме и свежем разуме, в минус двадцать собраться на плацу, построиться в каре и морозными глотками спеть Гимн Советского Союза.

А в середине плаца будет стоять и прислушиваться, хорошо ли поют, проверяющий из штаба базы, капитан первого ранга. И прислушивается он потому, что это зачетное происходит пение, то есть - пение на зачет. И проверяющий будет ходить вдоль строя и останавливаться, и, по всем законам физики, чем ближе он подходит, тем громче в том месте поют, и чем дальше - тем затухаистей. Для некоторых будет божьим откровением, если я скажу, что подводники могут петь не только на плацу, но и в воскресенье в казарме, построившись в колонну по четыре, обозначая шаг на месте.

Это дело у нас называется "мерлезонским балетом". Конечно, не в ногу. А то потолок рухнет. Это же наш потолок, в нашей казарме Так мы всегда к строевому смотру готовимся: Становимся спереди и начинаем выть: Петь только по команде! Правофланговым у нас рыжий штурман. Он у нас ротный запевала. Он прослужил на флоте больше, чем я прожил, уцелел каким-то чудом, и на этом основании петь любил. Как он поет, это надо видеть. Глотка луженая, в ней - тридцать два зуба, из которых только тринадцать - своих.

Вода нам как земля! И тогда любой из нас не против Песню для смотра мы готовим не одну, а две. В те времена недалекие песни пелись флотом задорные и удивительные. Вот послушайте, что мы пели в полном уме и свежем разуме: Мы им устроим прогулку по дну Ну, конечно, "плюнь ему в рот" - это наша отсебятина, но насчет всего остального - это, извините, к автору.

Правда, положа руку на сердце, надо сказать, что нам, на нашем экипаже, еще хорошо живется. Мы хоть и в воскресенье уродуемся, но все же все это происходит до обеда, и нас действительно домой отпускают, если мы поем прилично, а вот за стенкой у нас живет экипаж Чеботарева - "бешеного Чеботаря", вот там - да-а! Перед каждым смотром, каждое воскресенье, они, независимо от качества пения, поют с утра и до х часов. А дома у них в соседней губе. Туда пешком бежать - часа четыре.

А в 8 часов утра, будьте любезны, - опять в ствол. Вот где песня была! И койки у нас за стенкой дрожали и с места трогались, когда через переборку звенело: На плацу - экипажи. Наш экипаж - третий на очереди. Мороз с лицами творит что-то невообразимое: Но план есть план.

Плану плевать, что мороз под тридцать. Над строями стоит пар. Через полчаса все экипажи каким-то чудом песню сдали и - бегом в казарму. А нас третий раз крутят. Не получается у нас. В казарме получалась, а здесь - ни в какую. После третьего захода начштаба машет рукой и говорит командиру: После этого начштаба исчезает. Старпом злой как собака. Нет, как сто собак. Лицо у него белое. Я для кого говорю!

Если решатся враги на войну От холода мы уже не соображаем. И так десять раз. Старпом нас гоняет как проклятых. От мороза в глазах стоят слезы. И тут - молчание. Строй молчит, как один человек. Только злое дыхание и - все. Молчание и топот ног. Учтите, не споете как положено, не уйдем с плаца. Теперь оно уже уверенное. Только стук ног - тук, тук, тук, - да дыхание.

Какое-то время так и идем. Потом штурман густым голосом затягивает: За штурманом подтягиваемся и мы: Строй сам, без команды, поворачивает и идет в казарму. Набыченный старпом идет рядом. Тук-тук, тук-тук - тукают в землю деревянные ноги, и до самых дверей казармы несется: Вы когда-нибудь сидели ночью на заборе? Нет, вы никогда не сидели ночью на заборе, и вам не узнать, не почувствовать, как хочется по ночам жить, когда рядом в кустах шуршит, стучит, стрекочет сверчок, цикада или кто-то еще.

У ночи густой, пряный запах, звезды смотрят на вас с высоты, и луна выглядывает из облаков только для того, чтоб облить волшебным светом всю природу; и того, на заборе, - волшебным светом. А вдоль забора трава в пояс, вся в огоньках и искрах, и огромные копны перекати-поля, колючие, как зараза. Командир роты, прозванный за свой нос, репообразность и общую деревянность Буратино, даже не подозревал, что ночью на заборе может быть так хорошо.

Он сидел минут двадцать, переодетый в форму третьекурсника, в надежде поймать подчиненных, идущих в самоход. Но ночь, ночь вошла; ночь повернула; ночь мягко приняла его в свои объятия, прижала его, как сына, к своей теплой груди, и он почувствовал себя ребенком, дитем природы, и незаметно размечтался о жизни в шалаше после демобилизации.

Трава, тяжелая, спутанная, как волосы любимой. Туман, живой, как амеба. Дальше бедное флотское воображение Буратино, до сих пор способное нарисовать только строевые приемы на месте и в движении, шло по кругу: Буратино встрепенулся, как сова на насесте, и закрутил тем, что у других двуногих называется башкой. На забор взбиралось, кряхтело и воняло издалека. В серебряном свете луны мелькнули нашивки пятого курса.

Пятикурсник, перекидывая ногу через забор, задержался, как прыгун в стоп-кадре, и вскинул ладонь ко лбу. Теперь в облитых местах он был крупно похож на Илью Муромца, высматривающего монгола.

И не успело его "ага" растаять в природе, как он хлопнул Буратино по деревянным ушам ладошками с обеих сторон. Так все мы в детстве играли в ладушки. Буратино, завизжав зацепившимися штанами, кудахнулся, пролетев до дна копну перекати-поля. А когда он пришел в себя, среди тишины, в непрерывном колючем кружеве, он увидел луну.



Фото капитанов третьего ранга видео




Вы у меня будете заглядывать в жерло каждому матросу! Вокруг - пирс, экипаж, лодка. От такого приветствия лейтенант онемел. И все пожизненно в Британском географическом обществе! Хорошо, что командир ничего не знал про фрейлину двора, а то б не обошлось без командирских умозаключений относительно средств ее существования. Пи-ро-го-вым вы не будете. Мне нужен офицер, а не клистирная труба! Командир отсека - а не давящий клопов медик! Вы научитесь ползать, лейтенант!

Ни-каких сходов на берег! Жену отправить в Ленинград. А теперь поздравляю вас со срочным погружением в задницу!

Пе-ре-д вами наша ме-ди-ци-на!!! Офицеры, мичмана и матросы изобразили гомерический хохот. Командир еще что-то говорил, прерываемый хохотом масс, а лейтенант отключился. Он стоял и пробовал как-то улыбаться. Под музыку можно грезить. Под музыку командирского голоса, вылетающего, как ни странно, из командирского рта, лейтенанту грезились поля навозные.

Молодой лейтенант на флоте беззащитен. Это моллюск, у которого не отросла раковина. Он или погибает, или она у него отрастает. Лейтенант-медик, рафинированный интеллигент, - его шесть лет учили, все это происходило на "вы", интернатура, полный дом академиков, - решил покончить с собой - пошел и наглотался таблеток. Командира вызвали к комдиву и на парткомиссию. То же самое, только в несколько более плоской форме, ему сказали на парткомиссии и влепили выговор.

Там же он узнал про чувство собственного достоинства у лейтенанта, про академиков, Британское географическое общество и фрейлину двора. Командир вылетел с парткомиссии бешеный. У них благородное происхождение! Дайте мне его, я его долижу! И обстоятельства позволили ему долизать лейтенанта. Флот у нас - рабоче-крестьянский! А подводный - тем более. И служить здесь должны рабоче-крестьяне. Великие дети здесь не служат. Срочные погружения не для элиты! Вам за все заплачено!

И ничего тут девочку изображать. Офицер, как ра-бы-ня на помосте, может рыдать на весь базар - никто не услышит. Так что ползать вы у меня будете! Лейтенант пошел и повесился. Его успели снять и привести в чувство.

Командира вызвали и вставили ему стержень от земли до неба. Вы же должны были повеситься? Я должен был прийти, а вы должны были уже висеть! Ах, мы не умеем, нас не научили, бабушки-академики, сифилитики с кибернетиками. Не умеете вешаться - не мусольте шею! А уж если приспичило, то это надо делать не на моем экипаже, чтоб не портить мне показатели соцсоревнования и атмосферу охватившего нас внезапно всеобщего подъема! Лейтенант прослужил на флоте ровно семь дней!

Вмешалась прабабушка - фрейлина двора, со связями в белой эмиграции, Британское географическое общество, со всеми своими членами; напряглись академики, - и он улетел в Ленинград И начальника нельзя воспринимать всерьез.

И орет он на тебя не потому, что орет, а потому что начальник - ему по штату положено. Не может он подругому. Он орет, а ты стоишь и думаешь: Но лучше всего во время разноса не думать ни о чем, отключаться: А еще можно мечтать: Центральный вызывает, вот черт! На лицо - страх и замученный взгляд девочки-полонянки. Я вас спрашиваю - почему?!! Под "где" такая масса смешных ответов, просто диву иногда даешься.

Но главное, чтоб на лице читался страх - за взыскание, за перевод, за все. А внутри мозг себе нужно заблокировать. Сейчас мы этим и займемся, благо что времени у нас навалом. У некоторых получается так хорошо и сразу, что трудности только с возвращением в тот верхний, удивительный мир. Например, он к тебе уже приступил, а ты представляешь себе арбуз. Попочка должна быть маленькой, это я про арбуз, а маковка - большой.

Только тронешь - сразу треснет. И потекло по рукам. Можно теперь немножко посмотреть, что там он делает. Ой, что тут творится. Не сойдете с корабля! Вот вам сход, вот! Ой, какие неприличные у нас жесты. Ну что за выражения. И вообще, Саша, с кем ты служишь? Где мама дала ему высшее образование? У-тю-тю, маленький, ну чего ж ты так орешь, а? Лично мне будете все сдавать! Жить начнем по новой! Никуда вы не переведетесь! А вот когда вы приползете Ну, какие дикие у нас мечты. Ну и пасть, чтоб им пропасть.

Медленно по трапу - "рожденный ползать, летать не может". Ни черта там нет. На этом фоне появилась фобия боязнь начать воспитывать чужого ребенка. Ну а с последней что? Не, когда встречи от случая к случаю - это просто замечательно, но спать с ней каждый день, без выходных и праздников - никакого здоровья не хватит. Впрочем, ты мне зубы не заговаривай, отвечай - поедешь или нет?

А то махну один, и сразу "туда". Ты ж говорил, окно системы "ниппель" - зайти можно - выйти нельзя - удивился Димка. А теперь главное - мне те "тамошние" окна сниться начали. Причем, даже примерно знаю куда какое ведет. И те "окна" двусторонние!

А вечером ничего не знал. То ли опять интуиция, толи паранормальные способности открылись И ведет тебя за веревочку, как барана на скотобойню. Та же мышеловка с сыром - войдешь, дверца и захлопнется Куда хоть тамошние окна ведут? Одно - совсем рядом, скорее всего в перестройку. Либо отечественная война, либо гражданская. Третье совсем далеко - и тоже в войну. Чую, к татаро-монголам, только не знаю - в начало к Батыю или в самый конец - к Мамаю.

Эти три - большие окна, может пять, может все десять метров диаметром, далековато и знакомых ориентиров нет, чтоб на глаз примерить. Но кроме них десяток совсем мелких - тут ничего не знаю. Ни размер, ни куда ведут - без понятия. Может они с палец, а может тоже здоровые. Наверняка и дальше окна есть, разные.

Только их надо по месту искать. Отсюда, из нашего времени через окно - не очень видно. Как бы в замочную скважину подсматривать? Не я же эти окна создавал. Есть у меня подозрение, что это палеозойская эра. Ближе к ее концу - скорее всего силурийский период, ибо плещущихся в море рыб видел, а на земле растений никаких нет.

В более ранних кембрии и ордовике еще не было рыб и воздух не совсем подходящий для жизни. К концу силура водоросли за миллионов лет успели сделать главное - отравить воздух кислородом, благодаря чему в следующем девонском периоде на сушу полезли первые рептилии.

Заодно появились хвощи и папоротники. А тут пока пусто, но в море полно жизни и дышать можно. Надеюсь, в инете про него уже все посмотрел? Челюстноротые и панцирные рыбы, брахиоподы, моллюски, трилобиты. Во-общем, вся жизнь - в море. В конце силура Америка с Гренландией наехали друг на друга, после чего началось бурное горообразование, вулканы и прочие безобразия.

Кстати, тогда же появился Урал - Европа с Сибирской платформой тоже столкнулись. Сибирь, бывшая морским дном, стала подниматься. Вот тогда то рыбы и полезли на сушу, превратившись сначала в земноводных, а потом и вовсе в динозавров. А куда им было деваться? Уже решился туда залезть? Посидеть, подумать, подготовится, снарягу кой-какую собрать, да и рвануть.

Отсюда туда, оттуда да хотя б во второе окно - в войну. Гражданская ли, отечественная - какая разница? Не понравится - вернулся в силур и Зная будущий расклад можно ж все переиграть и стать олигархом. Но информация очень и очень заманчивая. И тебе к размышлению. Мнится мне, ты тоже сможешь те окна открывать! Значит мы по любому не вернемся. Посему, берем кредитов где и сколько можно, затариваемся на всю катушку и "туда". И пусть потом кредиторы ищут нас с помощью палеонтологов!

Только кредиты нужно быстро брать, пока информация по бюро кредитных историй не просочилась, а то банкиры задумаются - чего это молодой человек столько кредитов набрал в разных банках?.. Окрестности деревни Орехово, Тверской губернии, наши дни, начало мая. Все майские праздники и промежуток между ними приятели провели около "дыры", на дачу возвращались только чтоб переночевать.

В мастерской работы не было, дело уверенно катилось к банкротству и потому шеф даже с некоторым удовольствием подмахнул заявления приятелей о недельном отпуске за свой счет. Закупленные мыши, переброшенные "туда", сначала "падали в обморок" примерно на полчаса, потом оживали и разбегались осваивать территорию.

Семена разных трав и цветов, проращенных еще в мастерской в преддверье летних заказов по озеленению чужих дач были втихаря экспроприированы Димычем и, с помощью лопаты на длинной ручке, высажены там же, прижились и увядать совсем не собирались. Но попытка вернуть несколько мышей обратно - успехом так и не увенчалась.

Как и предполагал Саша, Димка, после некоторой тренировки, тоже научился открывать и закрывать "окно". А то ишь, щеки надул. И думать по другому нужно, не тупо - "Сезам, откройся", а подсознанием. Какую мышцу напрячь, и какую ослабить? И тут надо также. В конце концов терпение и труд все перетерли - "Сезам" открылся по Димкиному желанию. Потом еще и еще, все уверенней Димка распахивал и захлопывал "окно". Для чистоты эксперимента, Саня отходил от феномена достаточно далеко ученик тренировался самостоятельно.

А сам гуру продвинулся еще дальше. Он теперь умел даже двигать его. Правда, в нашем времени - окно оставалось на месте, зато "картинку" тамошней территории в несколько прыжков удалось сдвинуть почти на километр.

Процесс происходил своеобразно, "окно" захлопывалось и через мгновение открывалось в новом месте, угадать расстояние сходу не получалось. Впрочем, были и ограничения - все манипуляции, включая открытие, можно было проводить лишь в пределах прямой видимости.

Стоило скрыться за деревьями - феномен, подождав минут , захлопывался сам. Ближайшее "окно" в Силуре, к которому после долгих прыжков сумели подобраться приятели - не работало. Вторая особенность - если "отодвинутое" и закрытое окно долго не открывалось, более часа, то при новом открытии оно оказывалось на прежнем месте. В последний день неожиданного отпуска приятели на даче подводили итоги.

Вопрос "идти или не идти" - даже не стоял, споры шли лишь о том - когда идти, что с собой брать и где все это добыть. Результаты споров тут же заносились на бумагу, добавлялись, вычеркивались и вновь вносились новые записи. Не надо включать все сразу, а десяти киловатник стоит за 50 тысяч и бензину жрет немерянно. Хотя тот же рубанок потребляет максимум полтора киловатта, дрель - киловатт.

То есть, нам и трех кил хватит, да еще на пару лампочек останется. Скромнее, Саня, надо быть, экономнее Ветряк добавим, там морской бриз дует постоянно - освещаться будем бесплатно. Еще утят и гусят. Коршуны с ястребами там не водятся, значит до осени доживут все, и вырастут из них приличные куры-гуси. А это яйца, пух и куриные окорочка. Жрать то нужно будет что-нибудь, когда взятые отсюда запасы кончатся.

Их там кормить нечем будет. Вот если траву посадим, и она приживется, тогда да, можно и о коровах подумать Смотри, мотануться в лихие девяностые, навербовать там покойников спецуру. Типа, мужик, ты все равно помрешь скоро, айда с нами, в силур. А уже с их помощью набрать крестьян для колхоза в татарских временах. А для чего все это надо? Что бы потом мы не предприняли в наш век вернемся, или в средневековье, база за спиной, куда в любой момент можно смотаться, никогда не помешает.

А на базе должна быть работающая инфраструктура Куда бы мы потом не сунулись - в татарам или Гитлеру, имея за спиной большой вооруженный отряд, будет гораздо безопаснее, чем просто двум одиночкам, пусть и вооруженных автоматами Калашникова.

Тем более, что эту базу, кроме нас, никто не сможет достать. Рано или поздно в налаженном хозяйстве у кого-нибудь появится мысль сковырнуть и занять твое место. И не факт, что кроме нас никто не сможет управлять окнами. Значит, феномен нужно держать в тайне.





В крайнем случае - дезинформация. Во общем, тут нужно думать и думать. А Саша продолжил мысль: Они там прикрывались несуществующей империей в Антарктиде, вот и нам нужно также, всем давать понять, что за нами стоит грозная сила. Иначе - сомнут, и останемся мы тут, вот с этими трилобитами один на один. Дима посмотрел на приятеля, а потом невпопад ляпнул: Но как и для чего - непонятно. Санек зыркнул, дескать сбил с мысли, придвинул бумажки с описанием оборудования, пробежался по списку, но потом продолжил.





Кто-то или что-то хочет взвалить на нас некую миссию. По любому ее нужно будет отработать, иначе - кирдык. Но что за миссия непонятно. А если не знаешь к чему готовится, то что записывать в необходимое снаряжение? Конфетку дали, но нужно будет стишок рассказать или еще что-нить сделать.

Саня принялся вслух размышлять. Да даже если бы была доступна - зачем им два мелких обывателя, ничего не знающих и не умеющих, при наличии специально обученных людей, готовых к любым неожиданностям? Тут как раз ситуация, что некто выбрал методом тыка отдельную особь в копошащемся муравейнике, и подкинул ей вкусную личинку, к которой пристегнута тяжеленная соломинка.



третьего ранга капитанов фото


А теперь сидит и наблюдает - потянет данный муравей личинку в муравейник или обойдет и поспешит по своим делам. Тогда та же приманка будет подброшена следующей особи.

Причем, наблюдатель совсем не разбирается - кто есть кто, вот этот муравей - работяга, а тот воин и всякую дрянь таскать не обязан. Похоже наш наблюдатель в данном случае не ошибся. По крайней мере - в отношении тебя. Сны то тебе начали сниться! Может быть мы не первые? Просто другие прошли мимо?


Капитан 2-го ранга

Второй момент, может та миссия - нам совсем не "по зубам"? А пришельцы этого не просекли? Оба задумались над сказанным. Мы и так бодрым шагом движемся к пропасти.



капитанов ранга фото третьего


Даже если на Земле не будет крупных войн, лет через двадцать-тридцать, ну пусть через сто - закончатся все ресурсы планеты, которые мы благополучно проели, пропили и потратили на ерунду, и все! Это уже конец, нам элементарно не хватит топлива, чтобы просто добраться до ближайших планет Солнечной системы.

А ведь нужно будет не только добраться, но и разведать запасы нужного, организовать добычу и отправку на Землю или устроить переработку на месте.

Для таких затрат уже сейчас ни у одного отдельного государства нет ресурсов - нужна кооперация. А если на ближайших планетах ничего полезного не окажется?


История одного поражения. За что экипаж «Варяга» объявили героями?

Полагаю, что нефти и угля там нет совершенно, ибо это продукты жизни предыдущих эпох. И тогда люди останутся навсегда привязанными к Земле, на которой можно будет заниматься только сельским хозяйством, деградируя к первобытно-общинному строю.

Но рано или поздно Солнце погаснет, с ним умрет и человечество. Впрочем, пока все идет по наихудшему варианту - уже наметившийся кризис вынудит крупных игроков нашей цивилизации начать войнушку за передел ресурсов.

И есть большая вероятность, что ситуацию не удастся удержать под контролем, как они сейчас думают. Значит - грядет "большой бум" или совсем тихий вирус, заныканный в сейфах спецлабораторий.

В итоге через лет наши "зеленые человечки" получают планету в ее первозданной чистоте, лишенной всех аборигенов. Так что, зачем муравью бомбу подсовывать? Чуть-чуть подождать и муравейник рухнет сам. Но в чем тогда смысл человеческой цивилизации? На следующий день, приятели собрались на кухне. Саня проснулся чуть раньше и успел заварить крепкий кофе.

Либо "наблюдателю" все надоело и он сам куда-то отлучился Принимаем, что "пришельцам" почему-то требуется переиграть историю и свернуть с тупикового пути, по которому идет человечество. У нас три варианта - татаро-монголы, война в ом веке и перестройка.

Будет цель - станут очевидными средства и период, наиболее удобный для ее достижения. Блин, квест какой-то компьютерный. Есть вход, три выхода, по дороге всякие ништяки попадутся, ну и монстры ужасные.

В виде Батыев, Мамаев, Сталиных-Гитлеров и девяностых братков. И с собой ничего особо не утащим. Хотя в твоем варианте нам понадобится все, от часового инструмента до гидроэлектростанции Во-первых, если соберем команду, то нам будет нужна не техника, а информация.

Дима хотел что-то возразить, но Саша остановил его жестом руки и о чем-то задумался Кажется я что-то придумал А когда деньги кончатся? Кладем энную сумму на счет в банке, с которого удаленным способом - по тому же Интернету будем оплачивать и канал и даже мобилки.

Можно, конечно, кинуть жребий и кто-нибудь из нас останется тут, а второй будет работать там. Или второй вариант - сейчас найти третьего, в детали не посвящать, а общаться по мобилке или Интернету. Дима замахал рукой, перебивая Сашу.

Опять же, смотря какой у него будет стимул. Перетянем сколько сможем людей в силур, хотя бы из девяностых - там же полно безработных токарей-слесарей, когда заводы позакрывали. Можно и станки притырить. И в силуре начнем строить империю, с нуля. Причем никто помешать не сможет, ибо некому. В силуре, ну может кроме железа, никаких ресурсов нет вовсе. Просто еще не сформировались.

Да и железа, скорее всего не достать. Нефть, уголь, газ - не образовались, металлы при формировании планеты, как более тяжелые - ушли вниз. Это потом, столкнутся материки, по их границам нижние слои будут выпихнуты наверх, во время горообразования. Платформы изогнутся, а дожди и ветер срежут верхний слой, вот тогда-то нижние слои с месторождениями окажутся у поверхности. А сейчас - все это лежит глубоко под землей, и где именно - неизвестно. По дороге к дырке заскочим на последок и домой. Наши дни, конец мая.

Мастерская все же закрылась. После праздников все сотрудники получили на руки уведомление, что 17 мая будет последний рабочий день. Шеф, он же хозяин, чтобы не платить выходное пособие, предложил всем написать заявление на отпуск без сохранения зарплаты до конца лета.

Дескать, мастерская не закрывается, а всего лишь приостанавливает работу на 3 месяца. Если к сентябрю что-нибудь появится - работа возобновится. А кто не согласен пусть пишет заявление по собственному желанию.

В этом случае по закону никаких пособий - сам же уходишь. Под эти документы банки давали потребительские и автокредиты на 3 месяца без всяких вопросов. Хотя размер последних приятелей не волновал, они оба рассчитывали смотаться из этого мира до начала погашения. По возможности - машину взять в кредит. А пока постоянно мотались по магазинам и строительным рынкам, закупая разный инструмент, оборудование, имущество, консервы, электронику, семена, бочки бензина и масел и сбрасывая покупки в силур.

Дабы защитить стихийный силурийский склад от дождей и ветров, которые налетали "там" не реже, чем "тут", монтировали в лесу нечто вроде полунавеса - полупалатки из деревянно-металлического каркаса, обтянутого пленкой, а потом проталкивали его внутрь дыры и тут же набивали вещами. В этот момент следовало торопиться, ибо две пустых и потому легких, но с высокой парусностью, конструкции подхватил свежий ветерок и унес в море.

А пригруженные никуда улететь не могли. Потом сдвигали "окно" в сторону метра на три и ставили следующую "палатку-склад". Димон сначала предложил накапливать покупки на даче, но Санек, знавший нравы местных жителей, быстро отговорил: А "там" никто не тронет. Может, кроме мышей, которых мы понавыпускали. Чтоб от мышей отбиваться.

Кстати, живность когда будем покупать? В июне никаких цыплят уже не будет. Пора завязывать с подготовкой, все равно деньги заканчиваются, а перед смертью не надышишься. Давай завтра мотанем на Птичку и в автосалон - за Патриотом, а послезавтра сюда, в последний путь. Все же стремно как-то. Через три дня у нас первый платеж по первому кредиту.

А я хочу завтра последний лимон истратить. Патриот купишь, цыплят всяких, а что останется оставь, вдруг понадобятся - своего агента сюда выпускать, сам же говорил. Агенту, чтоб до банкомата доехать, карманные деньги не помешают. Хотя часть нужно будет в доллары конвертнуть. Рубли в девяностых другие были, а доллары те же самые.

Должны же у кого-то старые деньги остаться? Не, поздно, не успеем с нумизматами. А вот симки нужно сегодня сменить. Наши телефоны теперь по всем коллекторским конторам разойдутся, чтоб кредиты выбивать. Неизвестно где, предположительно силурийский период палеозойской эры Эвакуация прошла на 2 дня позже, чем планировали. Когда было все закуплено и сброшено, приятели бросили монетку - кому первому переходить.

Жребий пал на Димку. Тот сел в свой Хантер, перекрестился, включил первую передачу и поехал. Как и предполагалось, пересекая границу эпох, Димон вырубился, но на машине стояла простейшая система - провод с замка зажигания был наращен и выведен наружу. Два оголенных конца Димка держал в руке. Как только он потерял сознание - рука разжалась, провода выскочили, отключилось зажигание и машина заглохла, откатившись от окна метра на три-четыре.

Долгих полчаса Сашка бродил вокруг дыры, пытаясь рассмотреть - что там в внутри творится. Поэтому он видел либо зад машины с набитым до верху салоном, либо передние крылья. Чтобы заглянуть внутрь - нужно было как минимум высунуться, а это делать пока опасно.

Наконец, когда Сашка докуривал третью сигарету, хлопнула дверь и из машины выполз Димка. Долго я в отключке был? Полезу-ка я на рынок. Цена каких-то И это одна из самых дешевых сумок! А что поделать, надо брать. Ведь с такими квестами лута должно быть ну просто очень много.

Да, пусть я большую часть сразу выкину на аукцион, себе тоже надо что-то оставить, тем более, я просто уверен в этом, попадутся вещи, которые я не захочу продавать!

Эх, пойду в гараж заначку трясти. Собрал, блин, на новое авто. Оделся в снарягу "Разведчика с кладбища" за исключением шлема, мачете решил не доставать из инвентаря, если надо - не долго и вооружиться. Взял ключи, мобилу и вышел. Закрыл двери и направился к выходу из подъезда. На лавочке уже зависали бухари, наверное скинулись мелочевкой и закупились в ближайшей аптеке боярышником.

Ну да, так и есть, вон фунфури пустые под лавочкой валяются. Нет так нет, я чтоль не человек, не понимаю. Так что, отъебись, не до тебя! Каждый раз одно и тоже - дай мелочь, сигу, огонька. И все, блять, дай! Пошарился по карманам в поисках сигарет и закономерно не нашел их. Ладно, направим свои стопы в сторону своего гаража. Идти-то тут всего ничего, буквально пять минут. Проходя мимо очередного канализационного люка, я получил системное окошко. Данж прямо во дворе жилого дома - это сильно.

Еще и уровень как под меня расчитан Так-так, Федя, ноги в руки и в гараж, сумочку покупать себе будем. А потом в данж! В гараж я просто влетел, попал, блин, в замочную скважину с третьего раза. Быстро метнулся к полкам с инструментом, нашел коробку из-под наушников и вытащил оттуда к.


Год выпуска: 2007
Поддерживаемые ОС: Windows Vista, 7, MacOS
Локализация: Ru
Вес : 8.15 Мегабайт




Блок комментариев

Ваше имя:


Электронная почта:




  • © 2010-2017
    inomarkalk.ru
    Напишите нам | RSS фид | Карта сайта