INOMARKALK ru
» » С днем рождения картинки со львом

С днем рождения картинки со львом


Ведь я не разбилась всмятку, а лишь переломала половину костей и разбила голову под орех. Когда я очнулась в палате реанимации и в зеркальном потолке над собой увидела свои бренные останки, окруженные медиками, я в который раз восхитилась успехами немецкой медицины: Я взглянула на отражение своего лица, когда оно показалось между зелеными макушками склонившихся надо мной врачей: Я увидела свое лицо, но это было лицо трупа: Я почувствовала к себе отвращение — меня всегда пугали лица мертвецов, а тут еще мое собственное… Но самое страшное было в том, что глаза мои были закрыты — так каким же образом я все это вижу?!

С перепугу я дернулась в сторону и… оказалась висящей между двух ламп под потолком. И в одно мгновенье все перевернулось: Я не испугалась, поскольку мысль о смерти меня еще не посетила, но испытала легкое разочарование: Ну вот, теперь все ясно: В таком случае, почему бы не полетать где-нибудь в более приятном месте? Так я подумала и тут же свое намерение осуществила, вылетев через открытую кем-то дверь в больничный коридор.

Я подумала, что нечаянно уволокла за собой какой-то шланг от реанимационной аппаратуры. Интересно, а как я вообще-то выгляжу?



С днем рождения картинки со львом видеоматериалы




Я попробовала оглядеть себя, и хотя у меня явно было зрение, причем даже более зоркое, чем наяву, и своих глаз я не ощущала, но стоило только пожелать, и я увидела себя со стороны: Пришедшее на ум сравнение еще подчеркивалось этим шнуром, выходившим из середины моей грудной клетки, кстати сказать, в этом облике не имевшей ни торчащих ребер, ни каких-либо других повреждений.

Напротив, я ощущала себя абсолютно здоровой и полной бодрости. В дальнем конце коридора было большое окно, я решила слетать к нему. Парить под потолком было одно удовольствие, но дальше середины коридора улететь мне не удалось: Пришлось покориться и повернуть в обратную сторону. Я пролетела мимо реанимации и завернула за угол коридора. Здесь был уголок для посетителей: В одном из них сидела моя подруга Наташа и разговаривала с кем-то по мобильнику, проливая обильные слезы и жадно куря сигарету.

Конечно, разговор шел обо мне: Я всегда знала, что этот брак кончится катастрофой!.. Не обратив на меня ровным счетом никакого внимания, она продолжала разговор.

Я опустилась пониже, помахала рукой перед ее носом, потом тронула за плечо — и моя рука прошла сквозь него, как солнечный луч сквозь воду. Очень удивившись, я оставила свои попытки и стала прислушиваться к Наташкиной болтовне. Георгия здесь нет, никто вообще не знает, где он. Меня полиция нашла по ее записной книжке, я все рассказала об их семейной жизни, и теперь его разыскивают как возможного убийцу. А я считаю, что он убийца даже в том случае, если Анна сама покончила с собой, вот что я тебе скажу, моя дорогая… Мне стало скучно и противно — и это моя лучшая подруга!

Сидит тут уже пару часов, судя по количеству окурков с губной помадой в пепельнице, рыдает по мне, а все равно сплетничает. Я взяла и улетела. Болтаться под потолком уже наскучило, сон этот мне надоел, но я не знала, как мне из него проснуться. Небывалое острое чувство одиночества охватило меня. Я решила вернуться в реанимационную палату, поближе к своему телу, и мне это без труда удалось.

В палате врачей уже не было, только за столиком в углу сидела дежурная сестра. Мое тело лежало очень спокойно, грудь равномерно поднималась и опускалась, но, поглядев на опутавшие меня провода и трубки, я поняла, что жизнь в этом теле теплится только благодаря медицинской аппаратуре. Светящийся шнур соединял меня с моим неподвижным телом внизу, и тут только до меня дошло: Мне стало ясно, что фактически я умерла, в моем теле поддерживается искусственная жизнь, а душа моя, то есть драгоценное мое Я, уже его покинуло, и только эта светящаяся нить меня с ним еще связывает.

И мне стало так жаль лежащую там внизу Анну, беспомощную, обвязанную бинтами и утыканную иглами и трубками! Но помочь себе я ничем не могла, и мне снова захотелось оказаться подальше от себя, и я опять вылетела в больничный коридор, чтобы еще острее ощутить охватившее меня кромешное одиночество. Они появились в дальнем конце коридора, там, где было окно. Сначала я услышала их голоса, очень странные голоса: Я поглядела в ту сторону и увидела сначала только темные силуэты на фоне окна, невысокие, не выше метра, приземистые и горбатые.

Они двинулись в мою сторону и оказались под светом коридорных ламп, и тут я их разглядела и сразу же решила: Страха, во всяком случае, эти существа у меня не вызвали, скорее любопытство, чуть-чуть окрашенное тревогой. Если допустить, что такие встречи бывают, то почему бы однажды такому не случиться и со мной? На первый взгляд они напоминали каких-то экзотических животных, что-то вроде помеси свиней с волками, но в больших круглых глазах, окруженных темными складками кожи и лишенных ресниц, определенно сверкал острый интеллект.

Пришельцы стояли подо мной и продолжали совещаться, что-то лопоча на своем визгливо-сиповатом языке, даже отдаленно не напоминающем ни один из слышанных мною земных языков. Речь явно шла обо мне, поскольку они не только глядели в мою сторону, но и указывали на меня верхними конечностями, похожими на детские ручки в карнавальных волчьих перчатках с когтями, довольно, надо сказать, устрашающими на вид.

Почувствовав некоторое отвращение, я строго себя осадила: Мне ведь неизвестно, как я сама выгляжу на их взгляд, но и на взгляд человеческий я сейчас, надо полагать, больше похожа на человекообразную медузу, чем на недурно сохранившуюся женскую особь сорока с небольшим лет.

Один из пришельцев, бывший на голову выше других, сделал шаг вперед и заговорил со мной по-русски, произнося слова механически, как робот: Ты должна немедленно отправиться с нами. Я молчала, не зная, что ответить. Он тоже помолчал, потом произнес без всякого выражения: Сначала приказ отправляться с ними неведомо куда, а уже потом приветствие. Я решила проявить независимость: Кроме того, я к нему привязана.

Не к месту, а к моему телу. Их реакция показалась мне несколько агрессивной: Они посовещались, потом старший начал давать разъяснения: Тебе пришел срок покинуть Землю. Ты не будешь об этом жалеть. Связь с телом необходимо прервать. Ты должна это сделать. Сделай это, и ты полетишь с нами. Даже на такое астральное самоубийство я по своей воле не пойду.

Как можно разорвать связь с моим бедным, таким привычным, таким родным телом, покинуть его в страданиях, предать его, беспомощное и безгласное! Нет уж, столько терпели вместе, потерпим еще. И что это за планета, откуда вы появились?

Глава пришельцев обрушил на меня каскад каких-то астрономических терминов, в коих я ни уха, ни рыла, засыпал меня названиями, из которых я узнала только с детства застрявшую в мозгах Альфу Эридана, планету обетованную советских фантастов. Впрочем, подумалось мне, зря я иронизирую: Все эти мысли как-то очень четко, быстро, почти одновременно мелькали в моем уме, что было непривычно: Больничное окно из цельного стекла сначала полыхнуло зеленым светом, потом по нему пошли волны, как по экрану испортившегося телевизора, а затем на этом окне-экране появился изумительной четкости и яркости неземной пейзаж, сначала один, потом другой, третий… Всего было много и помногу: Но современного человека звездными пейзажиками не удивишь: Картинки проплывали в окне, сменяя одна другую, а потом все остановилось на премиленьком ландшафтике с белой виллой на золотистом холме, с лестницей, полого спускающейся к розовому пруду, по которому вальяжно скользили какие-то изумрудные водоплавающие с коронами на изящных головках.

Если я могу теперь бесплатно и безвизно лететь куда хочу, то полечу я, само собой разумеется, не на какую-то неизвестную планету зелеными лебедями любоваться, а в Австралию, например, или на Бермуды. Но прежде слетаю в Москву и погляжу, что там поделывает мой благоверный. Интересно, как он примет известие о моей смерти?

Для людей я теперь невидима и неслышима — что мешает мне поселиться хоть в Грановитой палате Кремля? Думаю, что жилищная проблема мне не грозит. Пришельцы грозно заверещали, но старший остановил их жестом и заявил самым серьезным образом: Меня вполне устроит моя Малая Земля.

Нам он непонятен, но мы его принимаем как доказательство твоего бесстрашия. Ты нас не боишься. Зря он это сказал. Я сразу поняла, что боюсь, очень боюсь, я уже давно так никого и ничего не боялась.

Но во мне заговорили прежние диссидентские инстинкты: Я решила быть начеку. В прошлом кагэбэшники могли разрушить в первую очередь благополучие, затем жизнь и тело, а уж в последнюю очередь разум и душу.

Это был сильный удар. Я потеряла мать и отца в последние годы, а единственный брат Алеша, мой близнец, умер еще в детстве от скарлатины. Мы с ним были очень близки, и я часто думала о том, как дружили бы мы с ним в наши зрелые годы.

Стоило мне подумать о моих дорогих умерших, как они, будто только этого и ждали, появились в кадре: Как молода была моя мама — моложе, чем я сейчас! Отец выглядел чуть старше, но он и умер всего пять лет назад. А вот Алешенька был точно таким, каким мне запомнился, он даже одет был в тот самый серый школьный костюмчик, в котором мы его похоронили. Алеша бежал вниз по лестнице, призывно маша мне рукой и радостно смеясь, а мама с папой… Вот тут-то они и прокололись.

Дело в том, что после смерти Алеши мои старики не придумали с горя ничего лучшего, как обвинять друг друга в его смерти. Дело дошло до такой горячей ненависти, что в ней без остатка растворилась и былая любовь, и сама память об Алеше; при редких встречах о нем вспоминали лишь затем, чтобы побольнее уколоть друг друга. Я металась между ними, терзаемая любовью к обоим, но не смогла их помирить. Даже на свидания в лагерь, куда я попала за самиздат, они всегда приезжали порознь. Они и в эмиграцию меня провожали поодиночке: Утром приехал на такси Георгий и отвез нас в аэропорт.

И совершила большую глупость: Покачалась бы я над своим бренным телом, как воздушный шарик, а там, глядишь, пришельцы убрались бы восвояси на свою Альфу, и я продолжала бы свое эфемерное существование в тихих больничных коридорах до лучших времен. Но с перепугу поспешив, я буквально вляпалась в свое распластанное тело и неожиданно оказалась в полной темноте и глухоте.

Страшная, совершенно непереносимая боль схватила меня, и каждый тяжелый удар моего сердца эту боль все усиливал и усиливал. Я закричала и изо всех сил стала рваться вон из этого вместилища боли — и мне это удалось. Они не схватили меня сразу, а протянули ко мне свои страшные лапы, и я на расстоянии ощутила струящийся из них замораживающий холод.

Этим холодом меня сковало так, что я не могла ни двинуться, ни крикнуть. А они приближались ко мне, ликующе повизгивая и потирая свои мерзкие конечности. Вот старший протянул лапу, коснулся моей груди… и с истошным визгом отскочил в сторону, тряся рукой. Мне стало чуть легче, и я смогла крикнуть: Я оглянулась, и радость надежды вспыхнула во мне. Высокий господин с прекрасным лицом, появившийся невесть откуда за моей спиной, сделал несколько неспешных широких шагов и встал между мной и пришельцами.

Это был не врач и не посетитель, потому что одет он был весьма странно: Все — вон отсюда. Эта женщина — моя. Пришельцы отступили к стене, подталкивая друг дружку и жалобно повизгивая. Он не сделал ни одного движения и даже не повысил голоса, но такая властность звучала в нем, что мерзкие твари вдруг с визгом сцепились в клубок, который покатился к окну, подпрыгнул, просочился сквозь стекло и растаял в сером пасмурном небе. Сковавшие меня холод и ужас исчезли без следа. Глаза его сияли мудростью и пониманием, а еще в них светилась нежность, в них хотелось глядеть и глядеть.

Они хотели заманить меня на какую-то чужую планету, где меня будто бы ждали мои умершие родные. Они мне их даже показали, но это был обман! Ты догадываешься, кто я такой? Ты уже поняла, что смерти нет.

Ты, повторяю, оставила свою непрочную, насквозь больную, а теперь еще и механически поврежденную плоть, чтобы присоединиться к совершенному миру духов. Теперь перед тобой открываются возможности, о которых ты при жизни даже не подозревала. Глупые поповские сказки о Рае не передают и тени великолепия тех миров, которые ты увидишь. Мы отправимся в мое царство, прекрасное, беззаботное, сверкающее весельем.

Там ты познаешь радости и наслаждения, недоступные телесным тварям. Мое царство я щедро делю со всяким, кто любит меня и кого я люблю. Но не каждого я беру к себе, а только избранных мною.

С самого твоего рождения ты отмечена мной. Я с любовью и тревогой следил за твоим развитием, заботился о тебе, хотя ты этого не могла заметить. Это я помог тебе взрастить самые прекрасные твои качества — гордость и чувство собственного достоинства, независимость суждений и непризнание авторитетов.

Я любовался тем, как смело ты ломала любые рамки, если тебе навязывали их со стороны, я подталкивал тебя к свершению самых смелых твоих поступков.

Это я не дал тебе закиснуть в тепле обывательского болота; это я спасал тебя, когда твоей душе угрожала опасность поддаться той Силе, которая сломила и смирила не одну гордую человеческую душу. К счастью, ты избежала его пагубного воздействия, и значит, ты — моя! Ты одна из многих и многих миллионов моих любимых дочерей, вас много, но я всех вас люблю одинаково.

Пойдем со мной, и ты никогда больше не испытаешь одиночества. У тебя будет множество братьев и сестер, сильных, независимых, гордых. Большинство живших на Земле обитают ныне в подвластных мне сферах. Ну, теперь-то ты догадалась, кто я, дитя мое? Тут меня осенило, и я воскликнула радостно: Вы — Иисус Христос! Прекрасное лицо перекосилось, он отшатнулся, как от удара, поднял руку с краем плаща и закрылся им.

Мне стало неловко — я поняла, что сказала совсем не то, чего он ждал от меня. А еще я испугалась, что сейчас он уйдет, и я останусь одна. Но он помолчал немного, а потом вновь открыл лицо и сказал с мягкой укоризной: Конечно, я не тот смешной персонаж устаревших церковных легенд. Я — единственный настоящий Властелин человеческого мира, так было и есть с самого появления человека на Земле.

Уже сейчас мне принадлежат самые прекрасные его уголки, а скоро будет принадлежать все! Теперь он говорил со страстью почти театральной, и это меня слегка насторожило: Облик моего прекрасного незнакомца стал отдавать каким-то театральным нафталином.

Ну да, он избавил меня от лукавых инопланетян, за это спасибо ему. Но сам-то он не из их ли числа? С чего бы это они так беспрекословно ему подчинились, прямо как шестерки пахану?

Совсем они меня запутали, Господи помилуй… Он вздрогнул. Потом встрепенулся и продолжал с тем же пафосом: Но тень его осталась на твоей душе. Он ведь не знал, что этот крестик для меня вовсе не талисман и не модное украшение… Маленький золотой крестик мне подарила мама, провожая меня в эмиграцию.

Она надела его на меня со словами: Потом он лежал в шкатулке с украшениями, а когда ты маленькая тяжело заболела и врачи от тебя отказались, верующая соседка предложила снести тебя в церковь и окрестить.

Тогда я вспомнила про него, нашла и отдала ей: Так что крестик это не простой, носи его в память о дедушке, которого ты не помнишь, и обо мне. Я носила его не снимая. Я медлила, прижав руку к груди. Передо мной стояла моя покойная мать. Она была такая же мутновато-прозрачная, как и я, может быть, немного плотнее на вид. Она умерла без меня, меня не пустили на родину ни ухаживать за тяжело больной матерью, ни похоронить ее, и только сейчас я увидела, до какой худобы и измождения изгрыз ее рак.

Я бросилась к матери и обняла ее. Прикосновение к ее воздушному телу было вполне ощутимо и приятно, как будто трогаешь сильную струю теплого воздуха.


Открытки для имени Лев

Конечно, гнев незнакомца напугал меня, но мама — это было важнее! Мы с твоим дедушкой пришли тебя встретить. Из-за спины мамы появился высокий молодой человек с бородкой и длинными волосами, в священнической одежде. Я никогда не видела его при жизни, а фотографий деда почему-то в семье не сохранилось, но я поняла, что это действительно мой дед, по его сходству с мамой: Кто теперь верит в эти сказки?

Понятно, что в мире существует Зло, но не до такой же степени оно персонифицировано! Тот, в чьем существовании я усомнилась, будто подслушал мои мысли: Только болваны вроде твоего деда, пошедшего даже на дурацкую, карикатурную смерть за свои заблуждения. Я не Сатана, я — Демиург, творец и покровитель людей — Врешь, богохульник!

А внучку мою я пытаюсь спасти как раз своей крестной смертью, да еще Божиим милосердием. Разве от меня надо спасаться? Неужели ты не поняла, как я тебя люблю и как ты дорога мне?



днем картинки с львом рождения со


Молись Господу, Анечка, прямо сейчас молись. Современный чело век давно превратил вашу молитву в простую присказку, эти слова ничего не значили как для Анны, так и для Того, к Кому будто бы были обращены. Господь слышит даже случайную молитву, потому что Он знает: Анна — христианка и в минуту опасности поступила по-христиански, призвав Бога на помощь. Я сам присутствовал при ее крещении во имя Отца и Сына и Святого Духа. Как ты мог быть при крещении своей внучки, если твоя дочь была девчонкой, когда ты так неосторожно и глупо ввязался в спор с пьяными матросиками?

Крестивший их священник был пастырь недостойный и ленивый, он боязливо спешил, исполняя таинство, а благодать Божия незримо восполняла его. Он пропустил момент отречения от Сатаны, а я, и ты это помнишь, лукавый, сам провел акт отречения от тебя с крещающимися младенцами Алексеем и Анной.

Это было в среду на Страстной неделе, в пятьдесят пятом году. Ну и после смерти, само собой, попал ко мне. Так что крещение ее вряд ли действительно. Я не признаю ее крещения!

Сатану затрясло, заколотило, отшвырнуло в конец коридора, в сторону окна. Корчась на полу и содрогаясь, он прохрипел: Мы еще с тобой встретимся, ты никуда от меня не спрячешься! Я опустилась в бессилии на пол. Мама склонилась надо мной и погладила по голове: Я ведь и перед смертью не захотела покаяться, и не отпевали меня по-христиански. О каком мученичестве вы говорите? Разве ты, дед, не умер от голода в гражданскую войну? Как ты разговариваешь со своим дедом… то есть с дедушкой?

Ты что, забыла мое отчество? Я помню — Евгеньевна. Но как-то неудобно называть дедушкой молодого человека, почти вдвое младше меня, а Дед — это звучит вполне даже современно. Можно вас так звать? Как давно я не слышала маминых нотаций, как по ним соскучилась!

А мама продолжала тем же строгим тоном: Его распяли на церковных Царских вратах большевики-матросы, это было в девятнадцатом году. Он пытался помешать им ворваться в алтарь во время литургии. Они подняли его на штыки и прикололи к вратам, издеваясь: Он висел так до самого вечера, молясь за распинателей, а прихожане стояли вокруг, плакали, но ничем не могли ему помочь.

Я ведь стыдилась своего отца! Сейчас-то я понимаю, что виновата не столько даже перед тобой, папа, сколько перед Алешей и Аней. Так хорошо, что я и сказать не могу. Оказывается, доченька, когда Алеша был уже совсем плох, Дарья Иванов на, соседка наша, позвала к нему тайком священника, он Алешеньку исповедал и причастил. Ты в это время была в школе, а мы с папой на работе. И вот теперь Алешенька наш в Раю!

Но как хочется походить по травке, услышать птичку! Ничего этого там нет, только камень и камень… Папа, пока еще есть время, научи Аню самым важным молитвам! Ты-то их знала с младенчества, в детстве без молитвы не вставала и не ложилась и за стол не садилась.

Вот в нужный момент они и вспомнились. Дедушка подошел ко мне совсем близко и перекрестил меня. Я не поняла, зачем это надо делать, но послушно поцеловала Дедову руку, будто отлитую из упругого света. Мне так легко и свобод но без своего привычного тела, вы с мамой появились, вот и про Алешу я такие хорошие новости услышала.

А с вами-то мне как хорошо! Я даже про эти ужасные встречи за была. Но они все равно отвели бы тебя к Сатане. А почему это мне такая честь, что он сам за мной явился? У меня ведь детей не было, и сама я умерла. Против воли человека Бог не может его спасти.

Ах, дурочки вы мои милые, если бы вы жили хоть слабенькой христианской жизнью, как бы мне легко было вас прямиком в Рай проводить! А теперь нужны не только мои молитвы, но и всей Церкви на земле и на Небе, и всех ее святых. Подумай сама, а кто из ваших родственников и друзей будет за вас молиться?

Вас окружали на земле такие же равнодушные к вере люди, как и вы сами. Вот на них и будем уповать, да еще на великое Божие милосердие. Но поверь, что за тебя я буду просить Его до дерзновения. Да и Ангел-Хранитель твой обещал не отступиться от тебя перед Богом, хоть и грешна ты перед своим Ангелом. А что это он медлит? Как бы опять бесы не набежали. Неподалеку от нас стояло светящееся существо, с ног до головы окутанное покровом, будто сотканным из светлых огненных струй. Покров распахнулся и превратился не то в огненные крылья, не то в два потока сверкающих лучей, падавших от плеч Ангела к его ногам.

Его лучезарное лицо было прекрасно и серьезно, и не было в нем ни капли той опереточной, подчеркнуто земной красоты, которой меня, как последнюю дурочку, очаровал поначалу Сатана. Тот хотел нравиться, старался нравиться, и это ему удавалось. Ангел был красив совершенной, но безмерно далекой от земных канонов красотой. К ней не подходили такие понятия, как шарм, обаяние или очарование. В нем не было даже явно выраженной принадлежности к мужскому или женскому полу: От него исходили сила, спокойствие и любовь старшего к младшим, то есть ко мне и к маме.

А вот к Деду, и я это заметила сразу, Ангел относился с величайшим почтением, как к старшему. Так вот что значит — святой!

По их небесному чину, выходит, он главнее ангелов. И это мой родственник, как-никак… Приятно! Как и следует старшему, Дед представил мне Ангела: Он даже не улыбнулся мне, а ведь у него должна была быть чудесная улыбка. Так почему же в моей жизни было так много несчастий, бед и ошибок?

Простите, но я совсем не помню, чтобы кто-то, пусть даже незримо, остерегал меня от них. Иногда мне удава лось помочь тебе через других людей, через ангелов и даже через стихии.

Но против твоей сознательной воли я не мог на тебя воздействовать. Вскоре ты поймешь и оценишь сущность прожитой тобой жизни, и тогда ты сама найдешь ответы на многие вопросы, которые, я вижу, из тебя так и просятся наружу.

А сейчас нам надо спешить. Куда на этот раз? Я тут же прикусила язык. Хорошо это или плохо, я не знала, но что это очень важно — догадалась. Дальше обстановку принялся разъяснять Дед: Надеюсь, что нам это удастся с Божией помощью. А теперь прощайся с матерью.

Дед с Ангелом-Хранителем отошли в сторону и стали о чем-то разговаривать, а мы с мамой крепко обнялись. Мне так не хочется с тобой расставаться! Мама в последний раз обняла меня, опустила руки, отошла, не спуская с меня глаз, а потом исчезла.

Я охотно это обещала. Дед с Ангелом подхватили меня под руки, и мы начали стремительно подниматься. За несколько мгновений промелькнули палаты больницы, которые мы пролетели насквозь; никто из больных нас не заметил. Мы прошли сквозь крышу больницы и взмыли над ней, поднялись над зеленым больничным парком, потом я увидела Мюнхен с высоты полета птичьего, а после — самолетного, а затем мы вошли в облака, потому что день был пасмурный.

Мы долго в молчании летели сквозь сияющую облачную пустоту. Когда я захотела о чем-то спросить Деда, он остановил меня: Здесь кругом бесы, это их стихия. Мытарств не миновать, но не стоит привлекать бесовское внимание прежде времени. Туман впереди вдруг сгустился и потемнел. Я подумала, что мы летим на грозовое облако, и почему-то вспомнила, как опасна встреча с грозой для самолетов. Хранитель сжал мне руку и через мою голову сказал Деду: Темное облако стремительно надвигалось, и вскоре нас окутал тяжелый и смрадный смог.

Шум стоял несусветный, похлеще, чем на дискотеке, и сквозь этот грохот можно было расслышать: А ты, Анна, внимательно слушай, но в разговор не вступай. Мы остановились в воздухе. Хранитель накрыл меня своим крылом, стало не так страшно.


«Сонник Лев приснился, к чему снится во сне Лев»

Из роя бесов выдвинулся один, чем-то отдаленно напоминающий номенклатурного чиновника: Некогда нам, пачками отправляем в ад этих болтунов, хватать не успеваем — стаями летят. Отдавайте ее нам, и дело с концом! Я догадалась, что у них тут всякое лыко в строку. Вдруг из толпы бесов выдвинулся еще один, голый, но в пионерском галстуке, и запищал: Я, конечно, была в пионерах, как и все наше поколение, но слов этих никогда не произносила.

Я дернула Деда за руку, и он понял, в чем дело. Бес-чиновник засуетился, завозился в бумагах: Преступление через соучастие, как говорится в их уголовном кодексе. Ты лучше скажи, бес, разве вы уже не предъявляли эти обвинения тем, кто со вращал атеистическим мракобесием невинные детские души? Уверен, что за этот вздор уже ответили ее несчастные воспитатели. Но мы не станем мелочиться, у нас найдутся и другие материалы на ту же тему. Самим-то нам, конечно, только приятно слышать эту милую детскую непосредственность.

Да, вот, кстати, о болтовне. Виновна в празднословии, суесловии и пустословии.



днем рождения картинки львом с со


В одних только телефонных пустых разговорах с подружками проведено четыре года, одиннадцать месяцев, пять дней, шесть часов и тридцать шесть минут. У нас счет точный, как в банке!

Но бесы, похоже, его не слушали. На нас обрушился новый поток брани, сальных анекдотов, жаргонных словечек из интеллигентского обихода. Дед не успевал и слова вставить. Вдруг листы с обвинениями вылетели из бесовской папки и устремились ко мне, будто карты, пущенные фокусником из колоды. Я закрыла лицо руками, но Дед поднял свой крест и крикнул: В воздухе запахло горелой бумагой и шерстью, листки с обвинениями рассыпались пеплом, а бес с визгом отбросил от себя горящую папку и начал дуть на обожженные лапы.

Мы вылетели из вонючего облака и понеслись сквозь редеющий туман в чистое небо. И вновь продолжался полет в тишине, полной тревоги. Я не знаю, на какой мы были высоте, но мимо нас не пролетали птицы, я не видела и не слышала ни одного самолета. Мне пришло на ум, что пересекаемое нами пространство находится не в атмосфере или стратосфере, а в каком-то другом измерении.

Иногда мне казалось, что мы висим в синеве неподвижно, я не чувствовала сопротивления воздуха, и только редкие клочья неприятного тумана проносились мимо нас, да шумели чуть слышно огненные крылья, струясь за плечами Ангела.

И тогда становилось ясно, что мы летим с немыслимой скоростью. Вскоре снова показались бесы, но в этот раз они вели себя не так нагло и шумно. Опять один из них оказался перед нами и начал предъявлять мне обвинения во лжи: Впрочем, это мы пропустим… Она лгала подругам, что счастлива с мужем и он ей верен.

Подобных обвинений у него было множество, но он перечислял их скороговоркой, не требуя ответа и опасливо косясь на крест в руках Деда. Мы ему не отвечали и продолжали движение, а он летел сбоку, суетился и выкрикивал что-то уж вовсе несуразное: И вообще — всяк человек ложь есть! Почти совсем отстав, он выкрикнул: Вот поглядим, как она за гордыню свою ответит! Потом, когда этот бес отстал окончательно, появился другой, совсем ничтожненький на вид и вовсе даже не страшный, и заверещал поганым голоском: Сколько раз при ней перемывались косточки ее подруг?

Ангел, не прерывая полета, бросил через огненное плечо: Ты сам знаешь, сколько раз по ее слову прекращались сплетни, и как часто она говорила о людях только хорошее, если при ней их осуждали. Ты хочешь, чтобы мы сочлись? Скатертью небеса, убирайтесь и уносите ее прочь! Только учтите, что она это делала не по вашему ханжескому учению, а по своей гордыне. И мы отправились дальше. Через некоторое время Хранитель предупредил: Хранитель заглянул под крыло, и я умолкла, встретив его серьезный предостерегающий взгляд.

Все заканчивается моим пробуждением. Особого страха небыло, так как была не одна, и видела, что мальчикам не страшно вообще. Я сидела у дома, почему то львы и львицы были убиты и сложены друг на друга в огороде у соседей, львицы были ниже.

И вдруг они ожили, именно львицы. Начали нападать на наш дом. Мы спасались Ответить Ренат: Снилось, что я уехал к дяде, и у него на заднем дворе были ручные львы. И один из них просто залез на меня и спал в обнимку. Без рычания и гнева. Здравствуйте, видела во сне как лев без агресси ко мне,рядом с ним присутсвовала львица убил кошку большой лапой, причем я пыталась защитить эту кошку, в итоге кошка умерла Ответить Анна: Мне снился сон и в этом сне меня преследовал лев, красивый, большой и реальный.

Я была в каком то многоэтажном доме, возможно это мой старый дом, так мне казалась, в котором я провела свое детство и юность.



днем рождения со львом картинки с


Я от него убегала, из квартиры в квартиру, закрывала двери на многочисленные замки, которые были расположены на дверях. Но неожиданно лев просовывал мощные лапы и двери не выдерживали, он всех рвал на части , людей которые ему попадались на пути, я при этом понимала, что я бегу, а они погибают.

Ясно картинку не видела, но понимала, что с ними происходит, так как слышала крики и рык. В конце сна , точно не помню, меня он все таки не догнал. Но проснувшись, у меня такое чувство было, как после фильма ужасов,сон был цветным и я реально испытала чувство страха.


Именные открытки с Днём Рождения для Льва

Я наслаждалась красотой природы. Но неожиданно я увидела льва. Я стала прятаться в снег.. После этого я стала закапываться в снег..

Было очень страшно…,думала что лев меня съест. Видел знакомого человека мужского рода, у него или это был питомник незнаю там был лев, уменя заспиной корзинка с картошкой или еще какойто едой, я кормил льва а потом лев подашол комне с зади и начал кушать с корзины я пытался убежать от него испуг чуствовал страх я просил знакомого чтоб он приказал или отогнал льва. Ещё я до или после этого сна непомню толь игрался толи просто лазил с какимито детьми в клетке деревянной похожую на детскую плошадку с препятствиями только очень старая и вся затлееная и у меня тоже за спиной корзина с продуктами.

Я редко вижу сны. Я как будто приехала в Нью-йорк хотя на самом деле я там ни разу не была , яркий город как по телеку обычно показывают,остановилась у какой-то хижины, тут из-за угла выходит лев и львица, а за ними гиена.

Я убежала за угол улицы и проснулась. Видела, что идем с родными по улице с нами рядом идет лошадь и видим, что посередине дороги стоит привязанный лев. Он был немного агрессивный, но такое ощущение. Я от него спряталась в парадную.


1. Язык Бога или язык черни?

Тот спокойно подошел к парадной, игриво открыл дверь и вошел. Сначала был небольшой страх, но, в последствии, мне был интересен и любопытен этот лев.

Через пару мгновений я понимала, что из этот лев превращается в какую-то женщину, одетую в бомжа и очень дурно пахнущая…. В итоге, обстоятельства развернулись так, как-будто эта ситуация была полицейским маскарадом, чтобы найти какого-то преступника. Но лев в начале сна был настоящим! Я что-то делала у раковины на кухне, в квартире было несколько молодых людей, они что-то делали, от чего я ощущала похлопываемая по телу, когда выходила из квартиры.

Одному из них я сказала: Вышла, спустилась по лестнице и уже вижу свет в двери на улице, вдруг в нее вбегают три львенка, испугалась, так как за ними должна появиться львица, она тоже вбегает, я закрываю промежуточную дверь в подъезд перед их носом и от страха просыпаюсь.

Я гулял в лунную ночь по району детства своего города. Ночь была достаточно яркой, чтобы все достаточно рассмотреть. Сначала около меня терлась львица, со всех сторон, не давая прохода. Но я все шел дальше. Пришел к газону, на котором лежал лев и грыз голову какого-то животного.

Она начала пытаться откусить от головы себе кусок. Далее я уже как бы над ними, на платформе. Лев и львица грызут тушу животного и все это снимает оператор, у которого садятся батарейки и он уходит за новыми. Освещение камер затухает, но неподалеку бьет молния и от нее освещение вновь появляется не надолго, пока не приходит оператор с новыми батарейками.


Год выпуска: 2008
Поддерживаемые ОС: Виндовс Vista, 8, 8.1,10,
Локализация: Ру
Вес : 460.52 Килобайт




Блок комментариев

Ваше имя:


Электронная почта:




  • © 2010-2017
    inomarkalk.ru
    Напишите нам | RSS фид | Карта сайта