INOMARKALK ru
» » Фото рыбок с губками

Фото рыбок с губками

Рубрика : Утилиты

Контракт является основным документом, определяющим права и обязанности юридических сторон и регулирует экономические, правовые, имущественные и организационные отношения между заказчиком и поставщиком. Ежегодный объем закупок материальных ресурсов во все виды резервов для ликвидации ЧС планируется в пределах средств, предусмотренных на эти цели в бюджетах органов их создающих.

При накоплении резервов материальных ресурсов необходимо учитывать возможности местного производства и не производимую в данном регионе продукцию необходимо закупать в первоочередном порядке.

Расходы, связанные с созданием, хранением, обслуживанием перемещением, подработкой, консервацией, проведением лабораторных испытаний, технических проверок и защиты от биологических вредителей и восполнением освежением, заменой и т.

Органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации необходимо совершенствовать это направление работы, оптимизировать номенклатуру и объемы, принимать меры по реальному накоплению материальных ресурсов в резервах для ликвидации ЧС. Субъекты Российской Федерации, в которых отсутствует нормативная база номенклатура, объемы и порядок использования резервов не утверждены , должны разработать ее, утвердить и приступить к накоплению резервов материальных ресурсов для ликвидации ЧС.

Аналогичная работа должна проходить в органах местного самоуправления, а также в федеральных органах исполнительной власти и предприятиях и организациях, особенно имеющих опасные производственные объекты, и организациях, осуществляющих разведку месторождений, добычу нефти, переработку, транспортировку и хранение нефти и нефтепродуктов. Типовые документы по созданию и использованию резервов материальных ресурсов для ликвидации ЧС приводятся в Приложении 3.

Основная задача хранения резервов материальных ресурсов Основной задачей хранения резервов материальных ресурсов является обеспечение их количественной и качественной сохранности в течение всего периода хранения, а также обеспечение постоянной готовности к быстрой выдаче по предназначению. Выполнение основной задачи обеспечивается: Категории условий хранения материальных ресурсов приведены в Приложении 4. Общие требования по безопасности при выполнении погрузочно-разгрузочных работ и эксплуатационные характеристики транспортных средств и складов приведены в Приложениях Резервы материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций размещаются как на объектах, специально предназначенных для их хранения и обслуживания, так и на договорной основе на базах и складах промышленных, транспортных, сельскохозяйственных, снабженческо-сбытовых, торгово-посреднических и иных организаций, с которых гарантирована их безусловная сохранность и откуда возможна их оперативная доставка в зоны ЧС.

По отдельным видам резервов материальных ресурсов, хранение и использование которых регламентировано специальными правилами и нормами, а также по продукции, размещаемой на объектах, подконтрольных органам специального надзора, порядок, места и условия дислокации устанавливаются по согласованию с этими органами. Руководители объектов, на которых размещаются резервы материальных ресурсов, несут ответственность за их сохранность. На все виды резервов материальных ресурсов устанавливаются и доводятся в установленном порядке сроки хранения.

Под сроком хранения понимается период, в течение которого тот или иной вид материальных ресурсов, хранящихся в условиях, предусмотренных конструкторской документацией, отвечает установленным техническим требованиям. Под гарантийным сроком хранения понимается период, в течение которого организация - поставщик гарантирует исправность изделий при соблюдении правил их хранения.

До истечения установленных гарантийных сроков хранения проводится контроль качества изделий. Резервы материальных ресурсов должны храниться как материальные ценности длительного хранения, в законсервированном виде отдельно от других материальных средств. Под консервацией понимается комплекс мероприятий, направленных на обеспечение содержания материальных ресурсов в технически исправном состоянии с применением средств и методов защиты от воздействия окружающей среды.

В случае утраты или порчи материальных ресурсов резервов, в результате несоблюдения необходимых условий при хранении, восполнение их производится за счет средств объектов, осуществляющих хранение этих материальных ресурсов. Склады и требования к ним Склад для хранения товаров и материалов является составной частью складского хозяйства предприятия и его состав количество и техническое устройство мест хранения зависит от профиля предприятия, масштабов и организации решаемых им задач и от номенклатуры материалов, закладываемых на хранение.

По техническому устройству места хранения могут быть открытыми, полузакрытыми и закрытыми. Открытые открытая площадка — открытый участок территории, приспособленный для хранения материалов, не обеспечивающий защиту их от воздействия внешней среды, — используется для хранения строительных материалов, проката черных металлов. Молоденький дознаватель, бравший показания в больнице, без затей поделился информацией - спасенная мной девочка из "Опеля", теперь круглая сирота, круглее не бывает.

Я как-то не рассмотрел толком, когда вытаскивал. Из документов на неё только штамп в паспорте матери. А в паспорт я не успел заглянуть, но это поправимо. Кто отец девочки, неизвестно. Мать работала юристом в коммерческом банке. Девушка из числа русских, бегущих на историческую родину от благодарных народов Средней Азии. Симпатичная мордашка на фото в паспорте. Умная, по всему, если без родни смогла выучиться на юриста и устроиться на работу в банк, но с тяжёлым характером. И впахивала так, что товарищу Стаханову впору уроки мастерства брать.


За горизонт.(полный текст)

Ввиду невозможности пообщаться со мной с утра, мне как раз швы накладывали, органы заехали на работу к девушке из "Опеля". Они ее по номеру машины мигом пробили. А про забранную байкером сумку из "Опеля" я скромно умолчал, даже не знаю зачем.

Милиция выездом к погибшей на съёмную квартиру не напрягалась. Не стал пока никто этим заморачиваться. Даже хозяйку квартиры не стали предупреждать, не до того, праздник завтра. Не в том смысле, что бухать пора, хотя и это тоже. А в том, что все брошены на обеспечение правопорядка праздничных мероприятий. А тут ещё безвременная кончина "бизнесменов" из "Блейзера" все расклады смешала.

Быстро органы деградировали - что же дальше будет с этой страной? Странно как-то все с этой аварией. Чутьём на странности я давно обзавёлся. Чутье в голос воет - подвох где-то. Поскольку милиция на квартиру погибшей еще не ездила, мне самое время туда заглянуть. Ключи у меня есть, адрес дознаватель слил, а я опосля глянул прописку в паспорте - совпало.

Имеется у меня сильный интерес к такому визиту, и попасть мне туда нужно раньше остальных. Сегодня воскресенье, конец осени, и смеркаться за окном начало рано. Это одни сплошные плюсы с моей бандитской мордой.

Панельная пятиэтажка в ряду дюжины подобных встречает дверью с кодовым замком. Кончилась советская власть, однако. Мой дом - моя крепость. Хотя какая это крепость, видимость одна. Замок - отпугивать исключительно честных людей. Кнопки, которыми чаще всего пользовались немного светлее остальных, вдавливаю все три. Щелчок, дверь открывает проход во чрево тускло освещённого подъезда. Новенькая металлическая дверь без номера квартиры. От греха сверяюсь с номером соседних квартир и номерами на электрощите.

Нормально - мне точно сюда. О, что это у нас? В проёме между дверьми на вбитом в дверной косяк внутренний двери крючке висят собачий поводок и ошейник. За дверью тишина, но это ни о чем не говорит.

Потихоньку приоткрываю внутреннюю дверь, просовываю в щель носок кроссовка. С минуту играем в гляделки с кавказкой овчаркой. Молодой пёс, не щенок уже, но до матерого пса пока не дотягивает. Навскидку собаке месяцев семь. Собака долго принюхивается, потом как-то жалобно поскуливая, просовывает нос в щель, но без ожидаемой от этой породы агрессии. Без резких движений снимаю ошейник с крючка.

Пёс начинает радостно подвывать. Нарушаем, стало быть, устав караульной службы. Цепляю к ошейнику поводок. Псина порывается проскочить мимо меня к лестнице. На улице темно и пусто. Только где-то в соседнем дворе на повышенных тонах шумит компания подростков. Да ты, оказывается, лохматая, а не лохматый. Пошли домой, - дел у нас теперь несколько больше, чем предполагалось. Пропустив вперед дисциплинированно рванувшего домой пса, закрываюсь в квартире.



рыбок с губками фото


Первым делом налить воды в пустую чашку. Собака бросается к чашке и начинает жадно лакать. Чем тебя хозяйка кормила? Во, кусок варёной колбасы, сойдёт пока. А я пока, если ты не против, осмотрюсь тут, - жадно чавкающая псинка явно не против.

Как он ещё не развалился бедный? Ох, ругалась мамка наверно. Из заслуживающего внимания только новенький ноут и шкатулка с женскими побрякушками. Хм, неужели нет запаса на чёрный день? Что-то не верится, что юристы-стахановцы в банке за харчи работают. Запас нашёлся минут через десять, и серьёзный по местным меркам запас, почти три тысячи американских рублей.

На квартиру копила, не иначе. Засиделся я что-то тут, пора и честь знать. На ход ноги выгребаю в пакет все продукты из холодильника. Часть выкину по дороге, часть скормлю псине. Вилку электропитания из розетки, нечего свет зря жечь. Ноут, шкатулку, детские шмотки сгребаю в найденную под кроватью сумку "мечта оккупанта".

Спокойно, девочка, спокойно, - опять цепляю собаку на поводок. Хм, да ты дрессированная, похоже. Заперев двери в квартиру, спускаюсь к машине. Собака, как привязанная, семенит слева у ноги. Закидываю сумки на заднее сиденье. Собака уверенно заскакивает в открытую дверь и взгромождается на сиденье - автомобилистка значит. Снимаю дорогие перчатки из очень тонкой кожи. Заношенные до дыр кроссовки выкину по приезду. Собаку вот только не выкинешь, улика блин. Лохматая улика риторически молчит.

Ну, раз молчишь, будем называть тебя - "Эйтыкактебятам". Вместо вариантов собака тыкается мордой в мою руку. Придётся и этот головняк разруливать со временем. Прямо сейчас и попробуем твое погонялово пробить. Слишком уж хорошо ты выдрессирована. Толковых кинологов у нас на деревне всего два.

И один из них моя бывшая соседка. На светофоре срисовываю из записной книжки Ленкин номер. А вот ты, урод, мне совсем не нужен, нелюбим мы друг друга еще со школы. Лен, у тебя кавказы были последние два-три месяца? Только Муха, но её не было последние два занятия, - вот и пойми женщин. Хозяйка у неё с сильным прибабахом правда, - осекается на полуслове Ленка.

В замкнутом пространстве машины собачий рык давит на уши не хуже выстрела. Я сам заеду, как все устаканится, - сбрасываю вызов. В день "Великой Октябрьской Социалистической Революции", ой прошу пардону, день "Согласия и Примирения", у нас в стране не работает ни одно учреждение. Даже дежурного врача в детской больнице не обнаружилось.

То есть он где-то есть, но где конкретно, дежурная медсестра не знает. Делаю вид, что поверил. Есть у меня на вас метод. Бабло неизбежно побеждает зло, вот и тут победило. Пусть и не сразу. Не вопрос, - мне не до мелочей сейчас. Ни к чему малолетних пациентов пугать. По длинным мрачноватым коридорам медсестра проводит меня почти в самый конец отделения. Маленькая палата с парой металлических кроватей, капельница, окрашенные масляной краской стены, подобие штор на окнах - больничка во всей красе.

Хотя о чем я, по местным меркам это почти VIP уровень. Кроватей в палате две, взрослая и детская.



губками фото рыбок с


Сына спит на взрослой кровати. Девчонка из "Опеля" посапывает на детской. Руки девочки на одеяле, правая в гипсе, в левую поставлена капельница. Мордочки обоих детей вполне достойны кисти Манэ всосавшего литруху абсента. Сотрясения и синяки, - медсестра поправляет одеяло. Мне это ни о чем не говорит. Меня били, резали, мелкой дробью прилетало разок, но вот переломов не было.

В их состоянии нужно больше спать и меньше двигаться. Так что продукты Вы зря принесли, нельзя им пока. Не положено, - ломается ещё коза. У тебя тоже есть дети, порадуй их. С вашей зарплатой не разгуляешься особо, да и платят зарплату в наше непростое время далеко не сразу. Может, по доброте душевной лишний раз заглянешь к моим. Как раз платная палата освободилась.

Какой поворот, ещё за палату хотят денег снять. Хотя о чем это я, что отдельная палата оказалась свободна - это из разряда чудес. Если новых распоряжений не будет, после праздников переведем в общую палату. Если все нормально, то быстро выпишут. С местами в больнице плохо, а после праздников даже в коридорах мест не останется. И с лекарствами плохо. Медицина, похоже, деградирует стремительнее органов. Два простых гроба скользнули во чрево земли.

Мокнувшая под холодным осенним дождем маленькая группка людей окружила пару свежих могил. Тут случай особый, - бригадир похоронной команды муниципальной похоронной конторы, не морщась, проглатывает содержимое стаканчика. Даже по грамульке ни-ни,- очень похоже на правду, редкое сочетание для такого места. Нам еще четыре неопознанных хоронить сегодня. Девушка из "Опеля", несмотря на наличие документов, по части похорон проходила вместе с неопознанными телами, бомжами в основном.

Судмедэксперты заключение выдали оперативно. Но вот хоронить очередную партию не забранных из морга тел, должны были только через несколько дней.

Что меня решительным образом не устраивало. С мужиками из похоронной команды удалось договориться быстро, хотя и недёшево. Подкинул им денег на нормальный гроб и венок, и за работу, само собой. А вот сдвинуть похороны на нужную мне дату их начальство отказалось наотрез. Ни деньги, ни уговоры не помогли.

Угрожать бесполезно, кладбище это такая синекура, в которой все прихвачено мертвой хваткой. Серьёзный бизнес даже во времена Союза был. Только заикнись на повышенных тонах, к тебе вмиг и братва прикатит, и милиция, да ещё неизвестно, кто быстрее. Шеф, я думаю, мог бы разрулить эти непонятки, но ему в последнюю очередь нужно, чтобы его подчинённые занимались благотворительностью, вместо того чтобы работу работать.

В последний момент начальник похоронного МУПа внезапно согласились пойти мне навстречу, причём за недорого. Стойкое ощущение странного, не покидает меня уже третьи сутки. Я выжат насухо, но основная битва ещё впереди. Нужно забирать детей из больницы. С сыном проблем не будет, а вот с дочкой ожидается много трудностей. Да, именно с дочкой, тут без вариантов. Был бы у неё на этом счёте хоть кто-то, дед, бабка или хоть дядя какой, возможно, я бы сомневался.


Не вытащи я её из "Опеля" до приезда скорой, тоже сомневался, но судьба решила за меня. Поводов для сомнений нет, оставить её совсем одну - перестать уважать себя до конца жизни.

А это не наш это метод, решительно не наш. Связала нас авария в один тугой узел. Через день самым странным образом решилась и эта проблема. В больничке никто особо не упирался. Я подписал подсунутые врачом бумаги и закрыл вопрос, забрав детей домой. На этом история заканчивается и начинается совсем другая история. Начало истории положил поджарый, очень резкий в движениях, скуластый незнакомец.

Через день после похорон сидевший на лестничной ступеньке возле дверей моей квартиры. Понимаю его, мое личико все ещё живописно как полотна Манэ, в палитре вот только стало меньше синего и больше жёлтого. Геометрия головы тоже понемногу приходит в норму. Классный кожаный плащ у мужика, просто квинтэссенция мечты чекиста-комиссара. Открываю дверь, пропускаю незнакомца в квартиру.

Муха не зло, для порядка не более, скалится в ответ. То, что незнакомец знает кличку псины, заводит меня в лёгкий ступор. Причём рабочую кличку, которая псине привычна. Вот сейчас и проясним, что, да как с этим мутным вопросом. Все интересней и интересней. Машинально отмечаю, что все положенные прививки сделаны.

Меня пасли, а я-то, "" долбанный, перчатки разрезал, кроссовки выкидывал и Муху оставил. На фестивале самых идиотских фильмов о шпионах мне не то, что в главной роли сниматься - в жюри сидеть можно. Вытряхиваю на ладонь золотой кулон, пару серёжек в виде дракончиков и колечко тоже в виде дракончика.

На мой скромный взгляд серьги и гайка очень дорогая и качественная штучная работа. Но главное не это. Главное, что серьги и кольцо я на трупе видел. Если смог ЭТО из милиции забрать. Если мужик смог забрать цацки из милиции, то и другие странности почти наверняка не без его участия.

Но ничего особо дорогого и необычного, так что я не стал с ней заморачиваться. Отдашь девочке, когда подрастёт. Вот уж не знаю, надел бы я такое? В салоне обнаружены следы керосина и жидкого парафина, - холодный взгляд незнакомца смотрит мне в глаза.

В разы круче, - какой интересный разговор получается. Вне зависимости от того, достигнем мы соглашения или нет. Не то, чтобы я испугался. За последние дни я вымотался настолько, что напугать меня очень непросто. Не потому, что я такой смелый, а строго от заторможенности нервной системы на почве последних событий. Я что, похож на идиота? Причём в очень приватной обстановке. С глазу на глаз, так сказать. Там острый дефицит кадров. А ты, по Их мнению, ценный кадр, - незнакомец протянул мне пару листов бумаги.

И подкрепляют это такими вот интимными моментами. В этом мире такие как я отслеживают случаи, подобные твоему и реагируют. Хотят-то многих, но случаи, подобные твоему относительно редки. Что конкретно вы предлагаете? Суть предложения свелась к следующему. Я бросаю все дела, в течение двух суток пакую манатки и отбываю в сторону северной столицы. Там по указанному в инструкции адресу мне обеспечивают переход в новый мир.

А то я не понимаю, что нет. Тут, что совой об пень, что пнем по сове, сова в терпилах при любом раскладе. Без детей я бы сорвался в бега - в Белоруссию, на Украину или в Прибалтику. Но если бы у бабушки рос Здесь примерно две трети стоимости твоей каморки, - шутник блин. Официальный брак вы оформили после покупки тобой квартиры. Так что, тут особых проблем не будет. Продать квартиру за два дня у тебя не получится. Попытка будет стоить времени. А в твоем случае, время дороже зелёной бумаги или презренного металла, - и не поспоришь время явно дороже, а квартиру спихнуть не быстрое занятие.

Навар с хаты более чем на бонус пусть и хороший не тянет. В том, что иных вариантов у меня нет, незнакомец не сомневается ни на йоту. Вариантов у меня действительно не богато.

Через пять дней она саморазложится, так что бежать с ней в инстанции смысла нет, - незнакомец протягивает ещё один лист бумаги.

Чтобы не мусорить лишний раз, а то "Гринпис" ругается. Ты умный парень и должен понимать, что без ведома государства такое происходить не может. И все довольны, - даже не представляю, какими возможностями нужно обладать, чтобы обозначать рамки государствам.

Как и русских, оставшихся за пределами России при развале Союза. Турки-месхетинцы, чтоб их, - незнакомец морщится, как от лимона. Даже хорошо я бы сказал. Ну да, какой купец плохо скажет о своем товаре. От себя могу посоветовать, если имеются средства собраться в дорогу, взять золото. Если средств нет, то баксы помогут приобрести все необходимое. Рубли не предлагаю, их у тебя хватает.

Прощай квартирка - сгребаю к себе золото. Баксов и рублей у меня самого с избытком, хватит на сборы. Там не будут упираться, - незнакомец перемалывает последнее зерно моих сомнений. Этот аргумент покруче стопки рыжья будет. Мой гость до последнего держал на руках козырного туза - мастер. Через 72 часа вас ждут.

Без него тоже можно, но лучше с ним. Пулемёта жаль вот нет. Кой-какая цивилизация там есть уже, не на пустое место едешь, но дефицит всего, кроме продовольствия, тотальный, особенно энергии.

Заначки у тебя есть, я полагаю, - правильно полагает. Ах да, тёплую одежду по минимуму, только на дорогу - ТАМ тепло, даже жарковато местами. А вот нижнего белья и летней одежды бери с запасом и на вырост. Пулевых патронов 12 калибра прихвати, лучше "Магнум", - умеет оптимизма добавить мужик.

Если любишь чай, бери по максимуму. ТАМ он не растёт почему-то. Перед переходом тебя проинструктируют и подкинут кой-чего для начала. Подкинут не бесплатно, естественно. Местные неприятности могут туда за мной дотянуться?

Чем джип поджег, если не секрет? Коротко пересказываю, как все было. Прижавшись спиной, оползаю по закрытой за гостем двери. Надо бы стопоря накатить, а то так и свихнуться недолго. Без пол-литра не разберёшься, - всегда считал, что Мухтар только кобелей звать могут. Хотя ты же Мухтарка, не Мухтар. Бутылка опять возвращается на место непочатой. Двое суток это чертовски мало. С учётом того, что мне еще предстоит забрать детей из больнички, критически мало.

Похоже незнакомец сильно упростит мне процедуру забора детей, но исходить следует из худших раскладов. Так что ноги в руки и за работу. Первым делом проверим рыжье и баксы. Через полчаса не остаётся сомнений, что все по-взрослому. Выдернутые из пачки баксы вполне себе подлинные. С золотишком придётся потерпеть до утра. Но я отчего-то не сомневаюсь, что советские золотые червонцы с надписью "" подлинные. По дороге домой заскакиваю к Никите - закадычному товарищу по охоте.

Нужно мне от него ни много, ни мало: Из "Зауера" обрез делать будем, пригодится. Никитос - человек с пониманием, лишних вопросов не задаёт. К обеду обещает подвезти патронов и обрез "Зауэра". Под конец, однако, предупреждает, что внезапно уезжает в отпуск.

Два плюс два - я не хуже него складываю. Что же, можно понять человека, это определённо не его война. Дома монотонно обзваниваю знакомых поставщиков - надо снять с них хоть какие-то откаты напоследок. Те, что успею за два дня. Закончив со звонками, под пристальным взглядом Мухи пакую шмотки к переезду в иные миры.

Откручиваю от стены оружейный ящик. В ящике "ИЖ" двенадцатого естественно калибра и сотня всяких патронов. Бестолковый кизлярский "Орлан", и толковая самоделка от местных умельцев. Хотя, если подумать, мне не шкуру снимать, а в брюхо пырнуть "Орлан" самое то, что надо будет.

Не хотелось бы доводить до этого самого - пырнуть, но тут выбор по большей части будет не за мной. Армейский бинокль "Б7х35" года призыва. Сугубо военное изделие тяжеловатое для ходовой охоты, но дарёному коню в зубы не смотрят. Даже если у коня пара крохотных сколов на краю левой линзы.

Обзору этот дефект практически не мешает. Армейский алюминиевый котелок с флягой в брезентовом чехле. Надеваю стальную сферу на голову, беру в руки ружье и смотрюсь в зеркало. Н-да, чего-то не хватает? Смирительной рубашки не хватает. Фонари, капканы, патронташ, дробь, две банки "Сунара", коробочка капсулей "жевело", набор для чистки ружья, масло и прочие охотничьи мелочи. Пулелейки жаль нет, пригодилась бы, я полагаю. Потом пакую кучу инструмента: Все в старых потрёпанных корпусах, но с нулевой начинкой.

Ремонтом всякого-разного инструмента тоже моя служба занималась. Под это дело я договорился, чтобы в старые корпуса вставили нулевые потроха.



Фото рыбок с губками видеоматериалы




После чего списал инструмент, как не подлежащий ремонту. Два пластиковых ящика со всякой мелочью, наборы ключей и отвёрток, коробки с гвоздями, шурупами и прочим крепежом.

К подготовке строительства собственного дома я подходил весьма основательно. Причем дома - это лишь малая толика, необходимая по хозяйству.



губками с фото рыбок


Пакую все в двухместную брезентовую палатку: Ничего так тючок вышел, с трудом поднимается. Хорошо, что не выбросил коробки из-под бытовой техники. Распихиваю в них всякий хлам смутной полезности: К часу ночи бутылка водки лишается таки девственности, и внезапно обнаруживается, что в шкафах полно вещей жены. Шубы, перчатки, зимние сапоги и туфли на шпильке мне точно без надобности. Заворачиваю все это богатство в две старых простыни. Утром отнесу соседке снизу, комплекция у нее почти как у моей супруги.

Девка она неплохая, хотя и дура. В свои неполные двадцать лет успела нагулять смешного карапуза, и вместе с ним повисла на шее у матери. Так что ей вещи лишними точно не будут. А вот все остальные вещи жены пакую в огромную коробку из-под телевизора.

В коробку помещается едва ли треть тряпья. Налицо явный дефицит тары. А еще иголки, нитки, отрезы такни, заботливо заныканные в ожидании второго ребенка пеленки-распашонки и прочие детские вещи, из которых сын уже вырос, а выкинуть жалко.

Дефицит упаковочных материалов решаю путем снятия штор из детской, а вот куда паковать запас провизии ума не приложу. Макарон, круп, специй, консервов, соли у меня весьма солидный запас.

Как не крути, придется завтра искать дополнительную тару. Ближе к утру бутылка водки показывает дно. А я, дойдя до предела своих возможностей, с мыслью "А не разыграл ли ты меня мил человек? Утро красит красным цветом стены древнего кремля. Значит, пора гулять Муху, и вообще нас ждут великие дела. Сперва заскакиваю на работу, разгоняю по работам личный состав вверенного мне отдела. Разгоняю всех, кроме особ облечённых особым доверием моей персоны.

Особы, облечённые моим особым доверием, получают спец. В качестве бонуса нарезаю им куски пирога моих откатов. Кто же первый из вас тугодумов сообразит, что место освобождается? А мне самое время заняться презренным металлом. Борю я знаю лет пятнадцать. Из них восемь лет мы увлечённо бросали друг друга на татами.

Что, надо заметить, у Бори лучше получалось, он был коренастее и тяжелее. Потом судьба развела нас. После школы Борис куда-то пропал года на три. Чтобы через три года всплыть в мастерской по ремонту ювелирных изделий. Так и сидел там помаленьку. Стоящая возле дверей старушка с влажными глазами, шелестит пересчитываемыми купюрами. Деньги не светите лишний раз. И "отклик" на газете, догадываюсь я, написан не карандашом, а кровью зверушки.

Костер возле речки Все-таки я встретил тех, кто не только сорит, но и убирает. Нет, не на родине встретил, не в Сибири. Ехал из аэропорта Домодедово и возле березовой рощи увидел седого, легко одетого мужчину с полиэтиленовым мешком, в резиновых перчатках, и женщину, одетую в спортивные штаны, в рубашку мужского покроя, тоже в перчатках и тоже с мешком.

Они неторопливо двигались по опушке рощи, о чем-то беседуя, время от времени наклонялись и складывали в мешок бумагу, коробки от сигарет и папирос, фольгу, обрывки полиэтилена, окурки, раскисшие куски хлеба, старые обутки, лоскутье -- все, чем сорит вокруг себя человек.

Я поглядел на него вопросительно. Дача у них тут недалеко. Как идут на прогулку, прихватывают с собой мешки и лопату. Какой мусор приберут, так сожгут возле речки, чЕ где выправят, чЕ где закопают. Цветки рвать не дают, прямо за грудки берут, и-иы-ди-и-о-оты-ыДа разве за нами, за поганцами, все приберешь?

Он резко крутанул руль. Двое пожилых людей исчезли за поворотом. Всякий раз, как еду в аэропорт Домодедово и вижу дымок костерка над речкой Пахрой, с тихой радостью думаю: Ах ты, ноченька За дальней горой садится солнце.

В небе ни одного облачка. Только марево у горных вершин, мягкое, бледное к середине неба, золотит голубизну, наряжает высь в призрачное сияние. Легкие, ненадоедливые блики падают на широкое плесо. И оно млеет от собственной красоты.

Рыбки безбоязненно выходят на поверхность. То в одном, то в другом месте по глади расплываются ленивые круги. Низко, почти касаясь белыми брюшками воды, проносится парочка уток. Заметив нашу лодку, утки взмывают вверх, заваливаются на правое крыло и, облетев нас, снова снижаются.

Далеко на болотах деловито курлычут журавли. Возле берега суетятся заботливые трясогузки. Одна из них присела на нос нашей лодки и с независимым видом ощипалась, встряхнула хвостиком. Покой и такая благодать кругом, что хочется сидеть неподвижно и слушать, слушать. Нo мы -- рыбаки, и мы добросовестно, даже с азартом, хлещем по тихому плесу блеснами. Такой вечер -- и не берет! Тут что-то не то. Я и сам удивляюсь не меньше его. Делаю заброс к узкой горловине, в которую сливается плесо и за которой волнуется перекат.

Начинаю быстро подматывать лесу, рыба сопротивляется, вываливается наверх, взбурлив воду, и Теперь-то уж мы знаем, что и здесь, на тихом плесе, есть крупная рыба. Поднимаюсь на лодке до нашего стана и снова начинаю стегать плесо справа налево, слева направо. Пора уже разводить костер и варить уху. А уха-то ходит где-то в воде и на блесну смотреть не желает.

Вдруг рядом с пучком травы, высунувшимся из воды, что-то шлепнулось, оттуда очумело мотнулась пичужка, затем расплылись дугой валы. Поворот катушки -- и вот она, милая, заходила, загуляла. Я подвожу к лодке щуку, с ходу поднимаю ее на удилище, забрасываю в лодку и кричу напарнику: Я поплыл кашеварить и, отталкиваясь шестом, затянул: Сидел рыбак весе-олый На берегу реки Вот и огонек разгорелся, а напарника моего все нет и нет.

Я нарубил веток для подстилки, выбрал из остожья немного прошлогоднего сена под бок. Жду, растянувшись на траве. На фоне бледной зорьки проступают пики острых елей.



рыбок губками фото с


Здесь леса сделались как бы гуще, сдвинулись плотнее. Лишь неугомонные кулички, радуясь тихому летнему вечеру, завели свои игривые, убыстряющиеся в полете песни. Люблю я их, длинноногих, голосистых. Они приносят с собой охотничью весну. Они своим пением подгоняют ручьи, до самых дальних гор провожают вечернюю зорьку и делают побудку среди речной пернатой армии по утрам. Вокруг него виднеются бледные пятна цветов. Эти желтые цветы на Урале и в Подмосковье называют купавками, а в Сибири -- жарками, потому что в Сибири они огненно-яркого цвета и светятся в траве, что жаркие угли.

Далекое и вечно близкое детство, ночи у костра и пахнущие летом цветы жарки, и песни куликов, и звон кузнечиков, и такие же, как сейчас, мечты о томительно далеком! Ах ты, душа рыбацкая, неугомонная и вечно молодаяСколько запахов впитала ты в себя, сколько радостей пережила ты, сколько прекрасного, недоступного другим, влилось в тебя вместе с этими ночами, вместе с теми вон далекими, дружески подмигивающими тебе звездами!

Ах ты, но-о-очень-ка, Но-о-очка те-о-омная Я забыл о своем напарнике, о рыбе, которую пора спускать в котелок, обо всем на свете. Унимаются кулички, замирает все вокруг, только темная ночка слушает, как я славлю ее. Шуршит трава, появляется мой товарищ, заглядывает в котелок и молча берет весло, на котором лежит разрезанная на куски щука. Спустив рыбу в котелок, он садится на траву и подтягивает мне: Только есть у меня Добрый молодец Вдали слышен рокот мотора. Браво насвистывая, идет моторист, который подбросил нас сюда по пути на лесоучасток.

Идет он уверенно, как человек, здесь все знающий, каждую тропинку и кустик. Он сразу же возникает в свете костра, чумазый, веселый, бодрый. Вот такие они и бывают чаще всего, рыбаки -- компанейские, бескорыстные ребята.

Без стеснения подсаживается он к нашему костру, чокается с нами эмалированной кружкой и громко провозглашает: В душе мы все -- поэты. Земля просыпается Городского человека по утрам чаще всего будит какой-нибудь шум: Нечасто приходится просыпаться от тишины. Да, да, от тишины! Вот как это бывает или, точнее, как было в то утро. Сон неуверенно и медленно уходил от меня. Организм привык, чтобы его что-то взбудоражило и разом стряхнуло сон.

А тут -- тишина. Неуверенно открыл глаза и увидел над головой зеленый куст ивы, усыпанный каплями росы. Трава, цветы опились за ночь влагой, поникли их стебли и головки. Они тоже отдыхали, ожидая солнца.

Над водой снежной поземкой летели клочья тумана. Задевая кусты, туман застревал в них, густел, как бы окуривая зелень густым дымом. Молчали птицы, молчали кузнечики, даже рыба спала и не играла на плесе. Сон и туман окутали все вокруг. Однако рыбаку спать в такое утро -- непростительный грех. Хочу толкнуть товарища под бок, но он тоже смотрит во все глаза, смотрит, слушает. Я бегу по траве, к берегу, оставляя за собой темные полосы. Сапоги мои блестят от росы.

Сонный окунишка запутался в траве, забился в панике, выкинулся на кочку. Он растопырил все колючки, готовый защитить свою маленькую жизнь. Но никто на него не нападал, и он бочком, бочком соскользнул в воду да как помчится по самому верху, прочеркивая гладь воинственно поднятым гребешком. И вот мы снова среди плеса, немножко вялы со сна. Лодку кружит и медленно несет по течению. На тройнике усом висит трава, блесна не играет.

Отцепляю траву, замахиваюсь для второго заброса, но слышу тихое: Я вглядываюсь пристальней и вижу парочку уток, ту самую, видать, что пролетала вечером над нами. Селезень, поистративший свою весеннюю красоту и изрядно отощавший, без всякой опаски кормится, то и дело погружая в воду голову. А утка окунется, почавкает и тут же озирается, покрякивая. Можно даже догадаться, о чем она говорит своему непутевому супругу. Дескать, вечно вы, мужики, такие. Ни заботы, ни печали.

Поесть, выпить да выспаться всласть -- вот и вся ваша забота. А нам приходится крутиться как заведенным: Селезень вынул из воды голову, крякнул раздраженно, не переставая закусывать, и мы поняли это так: Срок охоты кончился, а ты все еще трусишь! Он, браконьер-то, не больно сроки признает", -- отвечала рассудительная и недоверчивая утка.

Так они перебранивались между делом, а нашу лодку наносило все ближе и ближе на куст. Нелегкая у нее доля. Супруг утки действительно худой помощник и страшный эгоист. Он франт не только по виду, но и по духу. Если уж он завел жену, то требует от нее полной и безраздельной любви, заботы и внимания. Он даже не хочет знать никаких родительских обязанностей. Если заметит, что утка вьет гнездо -- раскидает его и утке трепку задаст.

Вот утка и ублажает его, караулит на кормежке, потом на ночевку определит и клювом ему все перышки переберет, весь гнус из них вычистит и жиром смажет. А когда супруг благодушно уснет, она потихоньку уйдет в кусты и скорее гнездо делает. Не дай Бог, если супруг обнаружит яйца или даже утят, -- все расклюет и детей не пощадит.

Право же, есть доля справедливости в том, что весной разрешают бить селезней, а не уток. Этакому утиному "стиляге" место в похлебке. Лодка у самого куста. Утка заметила ее черный силуэт, выдвигающийся из тумана, отчетливо крякнула и побежала по воде возле стенки осоки.

Селезень бестолково огляделся и, видимо, не совсем уразумев, в чем дело, ринулся за ней. Парочка взметнулась над черемушником и ушла от реки, на лесные озера. Летняя гроза Мы так увлеклись рыбалкой, что не заметили дождя, мелкими шажками подкравшегося к нам из-за леса. Он густел, расходился, и вскоре на протоке сделалось тесно от пузырьков, которые, не успев народиться, лопались и расходились кружками.

Дождь был так густ, что ветер не мог пробраться сквозь него и сконфуженно залег в лесу. Мы заторопились и поплыли к островку, где был хвойный лес, окруженный со всех сторон покосами. Схватили рюкзаки и бросились к пихтам.

Под ними лежала рыжая сухая трава. Дождь сюда не проникал. Но мы уже вымокли и продрогли. Однако надо было разводить костер. И с великим трудом мы его развели. А дождь прибавлял прыти. Огромная черная туча наползала на реку, и в одну минуту стало темно.

Затем дождь разом прекратился. И тут же порывы ветра понеслись по реке, морща и волнуя воду. Сверкнула нервная молния, прогрохотал гром, и ветер опять сник.


Топ аквариумных рыбок

Только крупные капли, скатываясь с мокрых смолистыx ветвей пихт, звучно шлепались о широкие, сморщенные листья чемерицы, уже пустившей по четвертому побегу, да с той стороны реки доносилось тревожное блеяние коз, пасшихся по лесу.

Они прошивали насквозь темную тучу яркими иглами и втыкались в вершины гор, то отчетливо видных, то исчезавших во мраке. Гром грохотал почти беспрерывно. Мы ждали бешеного ливня. Этот хвост чисто смел все на своем пути. Снова появилось голубое небо с умытым и довольным ликом солнца.

И разом ожило все вокруг: Она уползала за перевалы и все еще метала яркие стрелы, но звуки грома до нас уже не доносились. Зеленые звезды Шагаем с приятелем по берегу Койвы -- притока Чусовой. Леса еще в зелени, еще по берегам щетинится густая осока, на прибрежных озерах не закрылись зеленые ладошки кувшинок, еще вчера тянулась длинными нитями в воздухе паутина -- и на тебе -- снег! Сквозь тихую, снежную завесь мир кажется оробевшим, и мелькают, мелькают блики зелени.

А вон впереди, в неподвижном белом царстве заполыхали огоньки. Подходим ближе и видим запламеневшую рябину. Пугливое дерево -- рябина, оно раньше других почувствовало приближение снега и поспешило окраситься осенним цветом. С грустным шорохом опадают багровые розетки с рябин и одиноко, печально светятся на белом, но еще не ослепительном снегу. Холода-то настоящего еще нет, и снег не серебрится. По вот поредел снег. Больше зелени перед глазами, и наконец мы видим лес, небо, хмурое небо в мохнатых тучах, меж которыми лишь кое-где видна бледная просинь.

Па берегах бело, и оттого река кажется темной, неприветливой. Тени скал в ней не отражаются, как летом. Утки тронулись в путь. Летят низко над рекой, большими стаями. Садятся на голые обмыски, прячут головы под крыло.

Снег быстро тает, на глазах оголяются бугорки, с зеленых листьев берез и мягких лап пихтача падает густая громкая капель. Весь лес заполнен шорохом, щелком и треском. Перед нами огромные зеленые звездыТакие звезды возможно увидеть только в лесу и только после ранней выпадки снега. И еще такие звезды можно увидеть в мороз на окне, сказочные звезды папоротника, только звезды те меньше и белые они.

А здесь они раскидистые, зеленые. Рос папоротник развалистым пучком. Пал на резные листья тяжелый снег, приклеил их к земле. Распростерлись зубчатые, огромные звезды таинственного, сказочного папоротника. Я как-то слышал, еще в детстве: Сейчас, глядя на волшебные звезды, я верю этому. Я верю всему, что связано с лесом. Падение листа Я шел лесом, затоптанным, побитым, обшарпанным, в петлях троп и дорог. Не колесом, а плугом вроде бы ездили здесь, вроде бы воры-скокари ворвались в чужой дом среди ночи и все в нем вверх дном перевернули.

И все-таки лес жил и силился затянуть травой, заклеить пластырем мхов, припорошить прелью рыжих гнилушек, засыпать моросью ягод, прикрыть шляпками грибов ушибы и раны, хотя и такой могучей природе, как сибирская, самоисцеление дается все труднее и труднее.

Редко перекликались птицы, лениво голосили грибники, вяло и бесцельно кружился вверху чеглок. Двое пьяных парней, надсажая мотор, с ревом пронеслись мимо меня на мотоцикле, упали по скользкому спуску в ложок, ушиблись, повредили мотоцикл, но хохотали, чему-то радуясь.

Всюду по лесу чадили костры и возле них валялись наехавшие из города труженики. Была середина воскресного дня. Разгоняя гиподинамию, горожане рубили, пилили, ломали, поджигали лес, притомились уже и загорали под солнцем, с утра скрывшимся за такой громадой туч, что казалось, и месяц, и год не выпростаться ему оттуда.

Но совсем легко, как бы играючи, солнце продрало небесное хламье -- и скоро ничего на небе не осталось, кроме довольного собою, даже самодовольно бодрого светила. Впереди, чуть выдавшаяся к дороге, стояла некрупная, коленом изогнутая черно-пегая береза, вся прошитая солнцем, трепещущая от тепла, истомы и легкого, освежающего дуновения, происходящего в кроне, наверное, это и было дыханием самой кроны.

Горькой струей сквозящую печаль донесло до меня -- так может пахнуть только увядающее дерево, и не слухом, не зрением, а каким-то, во мне еще не отжившим, ощущением природы я уловил неслышное движение, заметил искрой светящийся в воздухе и носимый воздухом березовый листок. Медленно, неохотно и в то же время торжественно падал он, цепляясь за ветви, за изветренную кожу, за отломанные сучки, братски приникая ко встречным листьям, -- чудилось: Словно учуяв тепло, лист зареял надо мной и недоверчивой бабочкой опустился на ладонь.

Растопорщенный зубцами, взъерошенный стерженьком, холодящий кожу почти невесомой плотью, лист все еще бо- ролся за себя, освежая воздух едва уловимой горечью, последней каплей сока, растворенной в его недрах. Упругости листа хватило на полминуты, не более, жилы и жилочки его ослабли, распустились, прогнулся серединой лист и обрывком искуренной бумажки расклеился на моей ладони.

Обшаривая глазами березу, в чуть колеблющейся, как бы случайно здесь присутствующей, тонкой нити я обнаружил не прочерк, не проседь, а слегка лишь приморившуюся струйку зелени. Там, вверху, в зеленой березовой семье, жил и этот листок, величиною с гривенник.

Самый маленький, самый слабый, он не удержал своей тяжести, у него не хватило силы на все лето, и суждено ему было первому подать весть о надвигающейся осени, первому отправиться в свой единственный, беспредельный полет Как он пробудился и занял свое место в лесу? Не замерз весною, не засох в июльской жаре? Сколько сил потратила береза, чтобы этот ее листок выпростался из немой, плотно заклеенной почки и зашумел веселым шумом вместе со всеми листьями, стал частицей того мира, в котором с таким трудом прорастает и утверждается все доброе, нужное, а злое является вроде бы само собою и существует, совершенствуется в силе и наглости.

Земля наша справедлива ко всем, хоть маленькой радостью наделяет она всякую сущую душу, всякое растение, всякую тварь, и самая бесценная, бескорыстно дарованная радость -- сама жизнь! Но твари-то и, прежде всего, так называемые разумные существа не научились у матери-земли справедливой благодарности за дарованное счастье жизни.

Людям мало просто жить, просто радоваться: Их были тысячи и тысячи, ублюдков, психопатов, чванливых самозванцев. И все они, начиная от инквизитора Торквемады, дубиной проламывавшего неразумным черепa, чтобы вбить в них самую справедливую веру в Господа Бога, от конквистадоров, миссионеров и всевозможных благодетелей, пекшихся о "свободе" и "чистоте души" человеческой, до припадочного фюрера и великого кормчего, -- упорно пытались искоренить "людские заблуждения".

Всего лишь миг космического времени разделил Божьего слугу с Пиренейского полуострова от современных чванливых сверхвождей, но эти вместо Бога вбивали уже себя, и не дубьем -- новейшим оружием и всею той же, вроде бы ветхой, однако во все времена пригодной моралью: Повторялись "благодетели", повторялся смысл и дух новых нравоучений, от которых все так же отвратительно смердило древней казармой и балаганом, но лист, оставаясь листом, никогда и ни в чем не повторялся.

Даря земле, тайге, березе и себе радость вечного обновления, он расцветом и сгоранием своим продолжался в природе. Увядание его -- не смерть, не уход в небытие, а всего лишь отсвет нескончаемой жизни. Частица плоти, тепла, соков и этого вот махонького листа осталась в клейкой почке, зажмурившейся скорлупками ресниц до следующей весны, до нового возрождения природы.

Падает лист, маленький, бледный. Наступает еще одна осень, всегда пробуждающая потребность в самоочищении. Пройдет неделя-другая, и всем ударам себя подставившая придорожная береза отодвинется от леса, от мира, от людей.

Да, она будет стоять все тут же, все так же, на виду, и в то же время сделается отчужденной, в себя самое погруженной, и лес по горам оцепенеет в неслыханно ярком наряде, все силы, всю свою мощь, всю тихую тайну выставив напоказ.

Скорбь уходящего лета напомнит нам о наших незаметно улетающих днях; что-то древнее, неотступное стронется в нас, замедлится ход крови, чуть охладится, успокоится сердце, и все вокруг обретет иной смысл и цвет.

Нам захочется остановиться, побыть наедине с собой, заглянуть в глубину себя. Но и это робкое желание невыполнимо. Мы мчится, бежим, рвем, копаем, жжем, хватаем, говорим пустые слова, много, очень много самоутешительных слов, смысл которых потерян где-то в торопливой, гомонящей толпе, обронен, будто кошелек с мелочью.

Воистину как в шотландской пословице: Притихли леса и горы. Воссияло всей глубиной небо, чтоб отражение листа в нем было нескончаемо, чтоб отпечатался его лик в беспредельности мироздания, чтоб сама земля, приняв форму листа, похожего на слабое человеческое сердце, легко и празднично кружилась среди звезд, планет и там продолжилась в стремительном движении неведомых нам миров.

Лист еще жил, слабо дыша воедино сплетенными жилками, однако не впитывал света, тепло солнца не проникало в глубь его. Все силы листа растратились на чуть желтоватый, бледный цвет, на этот краткий и бесконечный миг падения к подножию дерева. И возникла простая и такая будничная мысль: Сколько произошло радостей, любви, горя, бед?

Сколько пролилось слез и крови? Сколько свершилось подвигов и предательств? Как постигнуть все это? Как воссоединить простоту и величие смысла жизни со страшной явью бытия? Осторожно прижав выветренный лист к губам, я пошел в глубь леса. Мне было грустно, очень грустно, хотелось улететь куда-то. Показалось даже, что у меня за спиной крылья и я хочу взмахнуть ими, подняться над эемлею. Да пересохли, сломались и отмерли мои крылья. Никогда не улететь мне. Остается лишь крикнуть что-то, душу рвущее, древнее, без слов, без смысла, одним нутром, одним лишь горлом, неизвестно кому, неизвестно куда, жалуясь на еще один, улетевший беззвучным бледным листком год жизни.

Сколько их еще осталось? Сколько еще предстоит томиться непонятной человеческой тоской и содрогаться от внезапности мысли о тайне нашей жизни?

Страшась этой тайны, мы все упорней стремимся ее отгадать и улететь, непременно улететь куда-то. Быть может, туда, откуда опали живым листом, в пути обретшим форму человеческого сердца, чтобы зеленью устелить планету, объятую пламенем, сделать ее живодышащей, цветущей или дожечь в слепом, безумном огне и развеять пепел в немой бесконечности?

Кто скажет нам об этом? Кто утешит и успокоит нас, мятущихся, тревожных, слитно со всей человеческой тайгой шумящих под мирскими ветрами и в назначенный час, по велению того, что зовется судьбою, одиноко и тихо опадающих на землю? Липнет паутина к лицу.


Год выпуска: 2009
Поддерживаемые ОС: Виндовс 8.1,10, MacOS
Локализация: Ru En
Вес : 17.68 Мегабайт




Блок комментариев

Ваше имя:


Электронная почта:




  • © 2010-2017
    inomarkalk.ru
    Напишите нам | RSS фид | Карта сайта